cup

пройденное

Гор совершал круг неизбежности. Раньше он это знал, теперь видел. Вчера Гор шел мимо церкви, и какой-то нищий, одиноко сидящий на мокром бордюре, принял початую пачку сигарет, а в ответ протянул очки. Битые очки с покорёженной дужкой. Гор покорно взял, а нищий прошептал: «Только дома». «Чего?» – не понял Гор. «Смотреть в тихом месте», – ответил нищий и вытряхнул пару сигарет на ладонь. Гору показалось, что она не просто чистая и ухоженная, а прямо-таки светится. На работе любопытство пересилило, и Гор, уединившись в туалете, присел на унитаз и надел очки. Прислонился спиной к бачку – мир вокруг зашелестел, замигал частыми вспышками, загудел и закашлял мотором. Гор увидел дрожащую киноленту, бегущую через него – старенький натруженный кинопроектор. И главное, что Гор заметил – лента не сматывалась с катушки на катушку, она уходила далеко вдаль, но где-то там, во тьме, явно замыкалась в кольцо. «Только бы не заглохнуть, только бы достучать до того дня, когда...» Теперь Гор знал, что нужно делать. Нужно ждать.

Collapse )
cup

Листая назад

15.05.14

... еще раз о том как «Трудно быть богом». Подумал, что это же типичный «глупый вопрос». Пусть ситуация гипотетическая, зато предельно ясная. Есть общество «максимально добрых людей», к которым нет серьезных претензий – они и между собой благополучно ладят, и достаточно умные, и им «не всё равно». И вот они видят перед собой совсем другое общество. Там всё или почти всё хреново. Причем хреново из-за исторической закономерности, естественно. Что же земляне должны делать? Вопрос поставлен совершенно корректно, и не такой уж он фантастический, более-менее похожие ситуации вполне можно наблюдать и непосредственно, без всякой фантастики.

Это настоящие вилы. Потому что «правильным» было бы оставить всё как есть. А в то же время это настоящее «оставление в беде», ведь каждую минуту там кто-то погибает в мучениях, и это будет длиться еще не одну сотню лет. И чего?

Collapse )
cup

Hell or High Water

«Любой ценой», Дэвид Маккензи, 2016.

Излишне конкретно, но ничего так. Тяжелая жизнь Америки под пятой ипотечных банков. Но диспозиция хорошая. Все банки ненавидят, но одна парочка их грабит, а вторая – ловит грабителей. Владимир Ильич тут бы указал, что это как-то нелогично, нужно первопричину устранять. Но американцы на это не ведутся, предпочитают убивать друг друга, чем и достигается общая гармония. Да и история тоже вышла интересная.

Collapse )
cup

специальная комната с соевыми батончиками

Рожденные в СССР. Все было описано на десятки лет вперед. Неожиданно понял, что этот недавний нашумевший «дворец» – точно из застройки, что производил Мальчик С Голубыми Глазами из книжки «Шел по городу волшебник». Когда прятался во вчерашнем дне. Человек получает волшебные спички и сначала долго их пересчитывает, «чтобы магия не обманула», а потом реализует свои мечты. Ну и дальше вот так. Сто комнат на каждом этаже, набитые всяким добром:

Collapse )
cup

Русская литература

«Нет», Линор Горалик и Сергей Кузнецов.

Как раз в тему, про бумажные книги. Нашел сначала в сети, но потом не выдержал и купил бумажную. Переиздание 2018-го года. Как было написано на обложке: «дополненное и расширенное». Ну да, недешевая и объемистая такая книга. Тираж прикольный – 1500. Но издана оч. хорошо. На приятной шершавой сероватой бумаге, хорошая верстка, обложка красивая. Все норм. Прочитал.

Ощущения смешанные. Думаю, что проблема – жанр. Человеческие отношения на фоне корпоративных проблем в порноиндустрии. В футуристическом порно. Боюсь, оно не может быть футуристическим, потому что не имеет будущего. При этом с удивлением обнаружил, что Сорокин позаимствовал зооморфов, а Пелевин – трансляцию чужих переживаний, когда в лом получать их самому. Т.е. идеи были сгенерированы востребованные, растиражированные уже другими, более опытными в тиражировании товарищами. Вообще, ощущение такое, что книгу писали на спор, типа «А слабО написать порнографический боевик с человеческим лицом»? Не слабО.

«... Первенцами своими должен мир расплачиваться со мной, и я бы отправлял их под электропилу и хрусталиками их глаз выкладывал бы в своем сердце слово "ВЕЧНОСТЬ"...»

Collapse )
cup

любовь зла

Акунин Чхартишвили fb: «... Как знают мои давние читатели, я пытаюсь поддержать бумажные книги, делая их более привлекательными и «подаркогодными» за счет иллюстраций, красивых обложек и прочей полиграфии. В прошлом году поэкспериментировал с «аристобуком» – нанесенными на страницы кодами с дополнительной информацией, которую можно активизировать при помощи смартфона. (Работы и расходов было много, интереса – не очень, поэтому от идеи пришлось отказаться). Собираюсь экспериментировать и дальше.
Хочу обратиться с вопросом к тем, кто перебежал из бумажного лагеря в электронный: что побудило бы вас снова покупать бумажные книги? Какими они должны для этого быть или стать?
»

Collapse )
cup

The Watch

«Стража», Саймон Аллен, 2021 (1 сезон).

Фильмы по Пратчетту неизменно удаются. От оч. классного «Going Postal» до приемлемого «The Colour of Magic». Ну вот, эта «The Watch» как раз где-то посередине. Получили удовольствие.

Спросил у В., кто из этой стражи ей больше всего понравился. Говорит: Шельма. Вот. Удивительный такой момент. Появляется на «Евровидении» бородатая женщина, и ничего кроме отвращения не вызывает. Но стоит Пратчетту вставить в свой сюжет мужчину, ставшего женщиной, но оставившую бороду – и симпатичный персонаж, как родная.

Collapse )
cup

Читая френдленту

palaman: «Религия начинает становиться идеологией в тот момент, когда говорит о Боге в третьем лице ("Он"). Потому что Бог по самой природе Своей не является объектом, но Субъектом. И говорить о Нём в третьем лице невежливо, как невежливо говорить в третьем лице обо всяком присутствующем. Бог это абсолютное "Ты", но никак не "Он".

Впрочем, это лишь начало идеологии. И если не слишком увлекаться в этом направлении, то говорить о Боге в третьем лице всё-таки можно. Осторожно, стараясь не оскорбить Присутствующего. Я сейчас рискую, говоря о Тебе в третьем лице, как будто Тебя здесь нет. Но я помню, что Ты здесь, и говорю для Тебя, пусть обращаясь формально и к читателю, чтобы ему было удобнее воспринимать сказанное. Я даже дерзаю разбавлять этот текст шуточками, надеясь на Твоё снисхождение к немощи нашего ума
».

Collapse )