am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:

точки уязвимости

«Что он испытывал к этому маленькому существу, было совсем не то, что он ожидал. Ничего веселого и радостного не было в этом чувстве; напротив, это был новый мучительный страх. Это было сознание новой области уязвимости. И это сознание было так мучительно первое время, страх за то, чтобы не пострадало это беспомощное существо, был так силен, что из-за него и незаметно было странное чувство бессмысленной радости и даже гордости, которое он испытал, когда ребенок чихнул».
(Лев Толстой, «Анна Каренина»)

Странно, что при таком уровне рефлексии Левин совсем не этого ожидал. Чего тут еще ожидать? Веселье и радость они конечно будут, ну или должны быть. Но «новая область уязвимости» – это же очевидно. Был момент, когда оч. хотел свести количество точек уязвимости (так и называл) к минимуму. Но в итоге ничего не вышло. Видимо тут либо неуязвимость, либо жизнь. Конечно, если ты эту уязвимость видишь, не можешь не видеть.

Про чихнувшего ребенка тоже интересно. Это он в процессе написания чихнул, в пространстве книги, или это заготовка, скопленный материал? Вообще способен ли человек придумать такую подробность? Кажется что нет.
Tags: Анна Каренина
Subscribe

  • Течение жизни

    О невозможном в поэзии. Шел домой с работы и в голове крутилась привычная муть внутреннего диалога. И тут откуда-то вынырнуло слово…

  • Листая назад

    mike67: «... Я это связываю с умиранием того или иного явления. Перед смертью оно "запечатлевается" в какой-то новой форме. Ну вот…

  • лишь только игра закончена

    То, что обладает силой, не может не пугать. Как-то уже задавал вопрос – почему даже встречи с добром выглядят так недобро? Почему бы не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments