am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

герой романа

Да вот. В качестве ментального демпфера взял почитать «Преступление и наказание». Смешно, да? Ну вот как-то так, как бы ни было смешно. Офигенный текст, особенно когда читаешь в энный раз и легко примечаешь нюансы. Какое-то управляемое сновидение. С одной стороны очень естественно, как бы с натуры писано, а с другой понятно, что все так ловко не может быть подогнано, что кто-то ведет с определенной целью. После Лема, да и после Платона просто как бальзам на душу. Но так же сюрреалистично и фантастично как Лем, и так же четко и убедительно как Платон.

Пригляделся к тому, как эта ситуация развивалась. В общем-то Раскольников вполне отдавал себе отчет в том, что убивать – это не его. Что ничего хорошего из этого не выйдет, что все предустановленные в его душе программы восстанут против содеянного. Даже вот не совесть заест, а именно эти программы, в стиле правил роботехники Азимова. С совестью у Раскольникова было всё нормально, и он раз за разом совершенно спонтанно и искреннее поступал по совести. Но тут нашла коса на камень. Перед ним была задача и он её решил. Теоретически. И к сожалению за вычетом себя, как наблюдателя и вершителя. И теперь оставалось как бы чуть-чуть – втиснуть себя в это решение. Эх... Так зачем же он туда полез? Это как в кино: «Каждый человек способен на многое. Но, к сожалению, не каждый знает, на что он способен». Мироздание взяло его на слабО.

И ведь что еще фигово – он герой романа. И вот Достоевский подстраивает ему эту ловушку, подводит к преступлению. Наказание наступает тут же, оно наступает очевидно даже раньше преступления. Но стало бы лучше, если бы он так ничего и сделал? Вполне возможно, что жизнь свелась бы прозябанию, ничего бы не происходило, точнее происходило бы всё то, чего он так боялся. Только медленно, верно. Действие же нарушило эту «гладь пруда», кто-то умер, кто-то выжил, но завертелось всё иначе. И все положительные герои фактически выиграли. Насколько вообще можно было выиграть при такой диспозиции. Шанс один на миллион. А так бы... убил, стошнило прямо на месте, был пойман, осужден, сослан и помер по пути на каторгу. И никаких сонь, никаких денег от свидригайловых, никаких надежд на просветление. Если так посмотреть, то Достоевский как бы говорит: «Твори, выдумывай, пробуй!» Иди за своей мечтой, а мы, писатели, уж позаботимся, чтобы ты не скучал.

И ни разу, ни разу он не пожалел эту Алёну Ивановну, а про Лизавету так и даже и не вспомнил.

Сон про савраску отличный. Жалел себя, да. Чувствовал свою ответственность и бессилие.

Разумихин и Раскольников это как Штольц и Обломов. Кажется, что «with a little help from my friends» можно как-то наладить свою жизнь. Но нет, нет! Нельзя. И останутся эти друзья немым укором. Так что потом только отвернуться останется, чтобы попусту не травить себе душу.
Subscribe

  • Eisenstein in Guanajuato

    «Эйзенштейн в Гуанахуато», Питер Гринуэй, 2015. После «Записок у изголовья» фильмы у Гринуэя мне казались какими-то…

  • пройденное

    Уил предпочитал ждать. Может быть, ему просто не очень хотелось? Но когда Уилу предлагали выбрать между синицей в руках или журавлем в небе, он не…

  • Листая назад

    04.06.16 ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КПД Дорисовал сегодня финальную картинку к Сваровскому. Теперь нужно бы еще акриловую дорисовать, как-то она зависла, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment