am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

практический вывод

Посмотрели сегодня довольно странного «Черного монаха». Как нам тут объясняют: Сергей Маковецкий, Владимир Кашпур, Юлия Свежакова, Игорь Ясулович в спектакле Московского театра юного зрителя. Постановка Камы Гинкаса. Запись 2010 года.

Сначала меня как-то коробило от всех этих интонаций, но потом привык. Точнее до меня дошло, что безумие никогда не бывает таким как ожидаешь. И тебе кажется, что Коврин это просто такой странноватый человек, но в целом такой же как все. А тут он предстает вот таким. И его безумие уже не кажется таким симпатичным. Как бы изнутри.

А еще они там время от времени начинают говорить, что называется «от автора». И тут становится понятнее, почему пьесы Чехова не кажутся мне столь депрессивными как его рассказы и повести. Потому что там нет авторских ремарок! Мало того, что он помещает своих героев в безысходную диспозицию, он еще комментирует происходящее, как гвозди загоняет. Дыщ, дыщ, дыщ... Еще только стука комьев земли недостает. Ну, это уже в душах читателей происходит. Отсюда практический вывод:

Не давайте своему внутреннему голосу комментировать происходящее! Сами по себе действия зачастую нейтральны. А иногда романтичны или даже смешны. Ну не зря некоторые пьесы «комедии»? Заткнись и живи!
Subscribe

  • из переписки

    Даже не знаю, что гаже – «настоящий мужик» или «настоящая баба».

  • Листая назад

    «Но мы-то все знаем, что женщины не могут не любить чиновников, когда те вдруг обратят на них внимание; более того, они уже любят чиновников…

  • Eisenstein in Guanajuato

    «Эйзенштейн в Гуанахуато», Питер Гринуэй, 2015. После «Записок у изголовья» фильмы у Гринуэя мне казались какими-то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments