am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

это еще и скучно

«Я знаю только два настоящих определения поэзии. Одно принадлежит древним мексиканцам: «Ветер из обители богов». Другое – Эмили Дикинсон, когда она говорит, что узнаёт поэзию по тому ледяному холоду, от которого, кажется, уже никогда не согреться. (Найти это место.)»
(Эмиль Чоран, Записные книжки 1957–1972 гг.)

Про холод интересно. Такое впечатление, что поэзия это не стихотворные сточки, а то, что им предшествует:

Присело сердце отдохнуть
На придорожный скат
И не заметило, как день
Склонился на закат,
И не заметило, как ночь
На небосклон взошла
И – чтоб дорогу осветить –
Созвездия зажгла.

Два ангела, спеша домой,
По той дороге шли –
Увидели его в пыли
И к Богу отнесли.
А там – на небесах – у всех
Есть обувь и еда,
И облака – как паруса,
И летний день всегда.


«И вдруг – чувство бесконечного счастья, ослепительное видение праздника. И это после визита к налоговому инспектору, отстояв очередь за удостоверением личности в полицейской префектуре, зайдя к медсестре на укол и т.д. и т.п. Таинства нашей душевной химии, метаморфозы, которые собьют с толку дьявола и сотрут в порошок ангела».

Да, очень знакомо. Разве что «чувство бесконечного счастья» это явно чересчур (ну, не у Чорана, понятно, ему виднее, как там у него). Казалось бы, чего проще? Ходи тогда «к налоговому инспектору» хоть каждый день по нескольку раз в день. Но так, разумеется, может сказать только тот, кого не касались «таинства душевной химии».

«Все еще помню то глубочайшее впечатление, которое произвели на меня, шестнадцатилетнего, слова Амьеля: "Ответственность – мой незримый кошмар"».

Помнится наш дедушка, ответственный работник, руководивший немалым коллективом, как-то заметил, что самые счастливые дни его жизни были в военных лагерях, куда их отправили на пару месяцев под конец обучения в институте. Это волшебное состояние, когда не нужно было решать за себя, и тем более за других. Сказали – пошел, приказали – сделал. Тоже, казалось, бы – чего проще? Но тут не только «таинства душевной химии», но еще и течение жизни. Судьба, которая ведет. Да и самое простое – счастье это еще и скучно.

«Я из тех, кому нужно приказывать – приказывать работать, писать, да и просто жить».
Tags: emily dickinson, Чоран
Subscribe

  • в потоке

    35 { bro2 >(%^)* ....,.. (Kr) } Подростки со спичками бродят среди островов, что вспухают белыми пушистыми лишаями над газоном, асфальтом. Тонкие…

  • в потоке

    34 { eN ~@/,, +vv/ } Весну сдуло юго-восточным, апрельским. Прошумела мимо, как ветвь, полная цветов и листьев. Машины бегут, своими калошами…

  • в потоке

    33 { J..,.(# das ~..S } Семнадцать мгновений весны, интерференция с гауптштурмфюрером, что киснет в далеком декабре по другую сторону от капитана…

  • в потоке

    32 { &. Че=-- —< . .. Х } Лед тяжелый, прозрачный, трещины белыми дугами – следы незримого (что в твоей камере Вильсона).…

  • в потоке

    31 { fiNn’(…—*>> > reNe } Рыцарь печального образа жизни, ничто ещё не произошло вновь. Для полноты дня не обрести…

  • в потоке

    30 { >i/, d *1 _ 0.t } Зимы стали совсем ни на что не похожи – ни гор тебе снега, ни снегирей, и прохожие не в шарфы попрятали рожи, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments