am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

* * *

Солнце стало вставать пораньше. Аглая Эм это сразу заметила, т.к. подумала, что неправильно установила будильник – за окном вместо желтого света фонарей стояли белесые утренние сумерки.
Пора было подниматься. Трубка вновь зазвонила, на этот раз уже как телефон. Кто это в такую рань? Оказалось К. 

– Слушай, – сказал он бодрым голосом, – машина сломалась. 

– Какая машина? – голос Аглаи хрипел и не слушался. 

– Та, на которой я собирался учить тебя водить. Ты что, еще спишь? Ну, так можешь продолжать в том же духе. Я даже до мастерской доехать не могу, вызвал эвакуатор. И говорить больше не могу – жду звонка. Тут такие переулки, даже не знаю, как меня будут искать. Попробую руководить дистанционно. Все, пока. Спокойной ночи! 

– Какой, блин, ночи?! – Аглая еще несколько секунд разглядывала на экране цифры, которыми измерили продолжительность их беседы, и упала на подушку. Спать уже не хотелось, решила просто полежать. 

… видимо это было какое-то общежитие. По соседству располагалась большая комната, где стоял десяток кроватей с панцирными сетками, со свисающими матрацами и скомканным бельем. На некоторых кроватях спали люди, другие пустовали. И её кровать тоже была пуста. Почему проснулась, она не помнила. Но было как-то тревожно, хотелось что-то сделать, что-то предупредить. И вот она встала, сходила в полутемный грязноватый туалет, а потом решила поискать укромный уголок, где можно было бы подумать, разобраться в происходящем. 

Одна из комнат оказалась не заперта. У большого незанавешенного окна стоял стол и пара стульев. Хотя эта комната была маленькая, разобрать, что еще в ней находится, было нельзя – жидкий свет падал только на стол. Аглая села на стул, подвернула под себя ногу, пошарила в тумбочке. Наткнулась на что-то гладкое и очень приятное на ощупь. Вытащила. Ого! Это была большая бутылка коньяка. «Cognac Frapin» – прочитала она на овальной этикетке. Казалось, что бутылка светится. Она даже форму имела соответствующую, будто всходящее из-за горизонта солнце. Её оранжевый цвет резко контрастировал со стальной серостью пустоты за окном. 

Откуда-то взялась рюмка. Маленькая и золотая как пробка, которую Аглая с трудом расковыряла. Налила и сразу выпила. Уставилась в окно. Там было очень нехорошо. По небу бежали быстрые черные тучи с белыми краями. Казалось, что они освещаются редкими фонарями, которые отчаялись осветить пустой двор. Иногда что-то сверкало. Может быть молнии, но не похоже – блеск был неопределенный, мутный. И очень тихо. Аглая снова налила и выпила. 

Подумала, что хорошо устроилась. Нашла себе такую укромную норку, хоть на несколько часов оказалась одна, без этих чужих и утомительных людей. Тревога постепенно уходила, видимо начал действовать коньяк. Да вот и коньяк этот, откуда он? Наверно дорогой, а ей достался даром. И так кстати. Отпила еще один маленький глоток. Скоро уже домой, ведь это не навсегда? И почему она здесь? Что это? Военные сборы? Эвакуация? Командировка? Пусть. Можно не спать, не ворочаться на этой скрипучей провисающей кровати, а смотреть на плавные края оранжевой бутылки, трогать ее теплые бока и потихонечку пить. И что приятно – даром. 


Tags: Аглая Эм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • аппарат

    Спросил тут у В. чего ей не хватает в смартфонах, какой должен быть технологический прорыв, чтобы прибор существенно улучшился? Говорит, чтобы мысли…

  • Персия, Персия!

    «The Flower and the Bird», Mohammad Yusof. Golestan Palace. Persian Miniature, Iran, first half of the 17th century.

  • Conte de printemps

    «Весенняя сказка», Эрик Ромер, 1989. Прикольное такое кино. Мы временами вспоминаем об этой четверке (М. вспоминает), смотрим и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments