am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

Шум

Уровень шума на улице проще всего оценить, прогуливаясь под музыку. 
Есть участки, где музыки вообще не слышно, есть, где она переплетается с шумом, а есть, где в самый раз. Хочется начать рассуждать о том, что, мол, в жизни каждого человека есть аналог некой «мелодии», которую нужно выделить из какофонии обыденных «шумов». Идея соблазнительная, но, скорее всего тупиковая. Человеческая жизнь настолько отлична от хаоса, что попытки очистить её, подобны попыткам вычленить из звуков, составляющих симфонию, еще более красивую гармонию. Вопрос «есть ли смысл в жизни» надо понимать не так призыв искать этот смысл среди жизни, а позволить себе почувствовать смысл жизни как единого целого.
 
Но что же все-таки делать с шумом? Или еще хуже – с двумя мелодиями, звучащими отдновременно? 

Или вот, например, фотография. Если запустить по улицам робота, то он наснимает массу всякой ерунды, из которой уж точно не сможет выбрать случайно удавшиеся кадры. Хороший фотограф, пройдясь по той же улице, предъявит с десяток отпечатков, и все они будут что надо. Не получается увидеть красоту во всех кадрах, какие возможно снять. Подавляющее большинство из них будет так себе. Возникает та же иллюзия – жизнь содержит лишь относительно небольшое количество «совершенных мгновений», остальное неважно. 

Думать о том, что в жизни каждого человека есть лишь ничтожные доли процента красоты, а остальное – шлак, как-то не хочется. Даже не то чтобы не хочется, чувствуется, что это не так. 

Возможно, это привычка. Это она все низводит до состояния хаоса. Просто мелодия сравнительно дольше воспринимается как новая. Красота – это устойчивые состояния новизны. Эдакие островки среди тины обыденности. И, наверно есть вещи, которые остаются новыми почти вечно. Например, жизнь. Причем именно как единое целое. Как это пел Гришковец: «Но мне не надоело». Опять сумел найти адекватные смыслу слова. 

Не думал Моцарт, что симфония сольется
с нестройным грохотом промчавшихся машин.
Не даром хочется упасть на дно колодца,
или достичь заснеженных вершин – 

надеясь, что в душе, звенящей серебром,
играет музыка, а мы не разберем. 

Вот и язык намекает – душа, это что-то душное, тусклое, привычное, от чего уже всех тошнит. И надеяться на то, что проступит что-то чистое, звонкое, серебряное не приходиться. Для начала нужно избавиться от души. По крайней мере, заменить на «spirit». Это уже несколько ближе к истине. 
Кстати сказать, в русском есть хорошее слово «задор», которое можно найти в списке возможных значений «spirit»: he’s full of spirits. «Задор» – это тот же интерес, только еще с оттенком радости. Хорошее слово, но мы его почти никогда не употребляем. 
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments