am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:

из канавы

Эта «Книга прощания» очень сильно отличается от «Ни дня без строчки», т. е. вообще как бы другая книга. Даже не замечаю мест пересечения, хотя они очевидно есть. Вот оно, искусство редактора и монтажа! И от этого как текст книга становится хуже, но как документ – нет. Очень интересно читать всякие его рискованные критические выпады, рассказы про пьянство и попрошайничество. Интересно было прочитать о том, что он не любит Достоевского. Сто первое доказательство того, что пристрастия ничего не значат. Почти ничего. Нет, просто ничего. Из того что кому-то что-то не нравится или наоборот – нравится нельзя сделать никаких выводов о том, близок тебе этот человек или нет. Это я к тому, что сам Олеша мне очень симпатичен, и все что он пишет интересно и хорошо. При этом он совершенно другой, не похожий на меня. Едва ли мы могли бы быть с ним друзьями. Но вот я читаю его дневники, и они как родные. Не в том смысле, что это как бы я писал, нет. Но они вызывают у меня искреннее сочувствие, а это бывает очень, очень редко. И это при том, что к Олеше у меня было предвзятое отношение, я его как бы заочно не любил. Все детство и еще потом дома валялось это классическое издание «Ни дня без строчки», ни разу даже не открыл. «Три толстяка» казались скучными и какими-то агитационными. Даже потом, когда купил красивую книжку и читал вслух В., понимал и мог оценить художественность многих пассажей, силу метафор, общее отношение не сильно изменилось. Во времена увлечения Гришковцом слышал его восторженные отзывы о «Зависти». И даже эти рекомендации и то, что держал эту «Зависть» в руках, стоя в книжном магазине, не помогло мне купить, что-то остановило, какое-то внутреннее сопротивление. И я не помню, что изменилось, что все-таки заставило прочитать. Последней каплей было то, что Тимур принес его сборник прямо в клюв. И тут я наконец начал читать и уже просто не мог оторваться. И «Зависть» оказалась хороша, и рассказы, но все равно – главное это «Ни дня без строчки». Вершина творчества, написанная из пропасти. Если не сказать из канавы.
Tags: Олеша
Subscribe

  • Течение жизни

    О невозможном в поэзии. Шел домой с работы и в голове крутилась привычная муть внутреннего диалога. И тут откуда-то вынырнуло слово…

  • Листая назад

    mike67: «... Я это связываю с умиранием того или иного явления. Перед смертью оно "запечатлевается" в какой-то новой форме. Ну вот…

  • лишь только игра закончена

    То, что обладает силой, не может не пугать. Как-то уже задавал вопрос – почему даже встречи с добром выглядят так недобро? Почему бы не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments