am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

вот они, герои

Подумал, что в этой мамлеевской книжке не так. На что она похожа? На конспект лекций. Ненавижу конспекты! Никогда ими не пользовался. Нужна толстая обстоятельная книга, чтобы было поменьше формул и побольше слов, ну как минимум формулы почаще превращались в слова. Плотность конспекта никуда не ведет. Можно конечно прыгать с кочки на кочку, но сама трясина оказывается неизведанной. И вот про Мамлеева. Все это имеет смысл читать, если верить что это не шутки. Что каждый пассаж, каждый этот садистский выверт, откуда-то пришел, появился не случайно, что у него есть история и есть будущее. В этом отношении Достоевский конечно прекрасен. Там не то чтобы все объяснено, но степень достоверности для литературы предельная. А тут (хоть Мамлеев, как говорят, продолжатель традиции Достоевского) вырванные из какого-то невидимого тела цитаты, без этого тела лишенные какого то ни было смысла. Конечно, можно проделать ментальное упражнение и домыслить, но это как бы утомительно.

Что бы это за курс был, от которого остались такие лекции? «Русская тантра»? «Солипсический терроризм»? Да, про солипсизм там классно. Особенно про Федора, которому для того чтобы поговорить с человеком, нужно было сначала его убить.

И еще я пытался представить, какое кино можно было бы снять. Ничего не придумал. И тут запустил документальный фильм-интервью, снятый Ерофеевым в Париже. И там всякие комментаторы. Вот они! Вот они, герои «Шатунов»! От осознания этого кино стало чуть ли не комедией.
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • . . .

    Норб был человеком и своего отдавать не хотел. А машины подбирались. Вот одна отхватила изрядный кусок памяти. А ведь Норбу нравилось помнить,…

  • ...

    Ник любил узкие пространства. В детстве он часто забивался в щель между стеной и шкафом, но со временем понял, что это не то. Лучше было в…

  • (no subject)

    Агата шла на восток. Её тень скользила впереди, подрыгивая на кочках, с удивительной легкостью перетекая через камни, обломки асфальта, слипшиеся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • . . .

    Норб был человеком и своего отдавать не хотел. А машины подбирались. Вот одна отхватила изрядный кусок памяти. А ведь Норбу нравилось помнить,…

  • ...

    Ник любил узкие пространства. В детстве он часто забивался в щель между стеной и шкафом, но со временем понял, что это не то. Лучше было в…

  • (no subject)

    Агата шла на восток. Её тень скользила впереди, подрыгивая на кочках, с удивительной легкостью перетекая через камни, обломки асфальта, слипшиеся…