am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

с отвращением и как бы чрез боль

– Если вы хотели быть честною женщиной, так отчего вы не бросили тогда вашего обольстителя, Тоцкого, просто... без театральных представлений? – сказала вдруг Аглая ни с того ни с сего.

– Что вы знаете о моем положении, чтобы сметь судить меня? – вздрогнула Настасья Филипповна, ужасно побледнев.

– Знаю то, что вы не пошли работать, а ушли с богачом Рогожиным, чтобы падшего ангела из себя представить. Не удивляюсь, что Тоцкий от падшего ангела застрелиться хотел!

– Оставьте! – с отвращением и как бы чрез боль проговорила Настасья Филипповна. – Вы так же меня поняли, как... горничная Дарьи Алексеевны, которая с женихом своим намедни у мирового судилась. Та бы лучше вас поняла...

– Вероятно, честная девушка и живет своим трудом. Почему вы-то с таким презрением относитесь к горничной?

– Я не к труду с презрением отношусь, а к вам, когда вы об труде говорите.

– Захотела быть честною, так в прачки бы шла.



Причем эта мысль о прачках Настасью Филипповну не раз посещала. Да и у Аглаи в голове похожие идеи роились, еще предлагала Мышкину «стать его другом» и открыть школу для детей. Вообще у этих женщин было только два плюса. Обе они так или иначе любили и были нереально красивы. Про красоту можно только догадываться, верить Достоевскому. Именно в этом безусловное преимущество книги. Никакое кино с этими киношными физиономиями не может убедить. Абсолютно. Ну и неизвестно, что больше притягивало Мышкина – плюсы или минусы. Стервозность обеих девушек очевидно была важной компонентой. Нет, ну в самом деле. Если судить только по разговорам да по поступкам, то непонятно, что тут можно было любить кроме боли. Понятно, что основное действие происходит на инфернальном уровне, но о его содержании можно только догадываться. Класс текста именно в том, что об этом уровне не догадываться невозможно.

Сцена встречи Аглаи и Настасьи Филипповны конечно отличная. Две фурии. Вот да, на этом самом инфернальном уровне они очень похожи. И там может быть страдание и злость, но есть и взаимопонимание. На этом уровне они долго жили втроем и ничто этому особо не мешало. На уровне животном тоже. Вся эта ревность, желание обладать, оттолкнуть соперницу – это тоже преодолимо. Разговор был нервный, но конструктивный. Типа возьми, только уйди с глаз долой. И все сломалось на предвзятой идее, на какой-то мишуре. На этом эхе из будущего, на чеховском «Работать! Работать!» Когда Аглая начала учить жить. Не учите меня жить! Этого уже перенести было нельзя. Ну и конечно подзуживание Ипполита, про «объедки»... Конечно, добром это все равно закончиться не могло. Хотя… судя по дальнейшему поведению князя, все было не так уж плохо. Получил в свое распоряжение. Но недолго.
Tags: Идиот
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • сумасшедшие и люди действия

    «У меня нет ничего, кроме моей немощи». «Страдание – Мироздание, входящее в тело. Не забывать этого». «Смысл…

  • томсад #37

    Сидел утром над омлетом, ковырял вилкой, скатывал из салфетки маленькие белые колобки. Гонял их по столу. Потом долго мял один в руке, и как-то…

  • однажды в продленке

    А вот наши маленькие друзья. Как это говорил Боз: «Смотри, какой хорошенький!»

  • уж лучше бы дрались

    «Неоконченная пьеса для механического пианино», Никита Михалков, 1977. Почему-то казалось, что видел этот фильм, но наверно это было…

  • Листая назад

    Показывали сегодня Огюста Родена и его двух жен. Причем обе такие, что называется, «гражданские». Одна просто жена, а вторая –…

  • скоро зима

    Дети с санями, Терентеево, март 1942.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments