am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

«Благоволительницы»

– Уж с грехами у всех проблем нет. Да и с покаянием. На свободу с чистой совестью. Просто-таки архетип.

– Тут я с вами не соглашусь. Грехов толковых почти ни у кого нет, ну если забыть о том, что жизнь многих это "и смех и грех". А уж о покаянии и думать нечего. Много ли есть того, в чем вы лично искренне раскаиваетесь? Ну то есть вот переживаете живо до сих пор что совершили ошибку, а точнее грех? А что уж говорить о других многих. Прожить «безгрешную» жизнь, сидя жопой на диване и "не греша всерьез", гораздо проще, чем хоть в чем-то искренне покаяться. Впрочем, это понимание требует известного смирения, уж извините.

Много ли есть того, в чем вы лично искренне раскаиваетесь? Это непростой вопрос. Есть масса вещей, которых я предпочел бы не делать и так не поступать. Я не ищу этому оправданий, и вспоминать об этом мне тяжело. Но я со всей отчетливостью понимаю, что в тех ситуациях я и не мог поступить иначе. Если бы все отмотать назад, то повторилось бы по оч. похожему сценарию, не хватает фантазии чтобы придумать какую-то реалистичную альтернативу. Странно, да? Но мне даже объяснять ничего не надо, за меня постарались. В «Преступлении и наказаии» все изображено в красках, максимально подробно и в крайне драматичных обстоятельствах, чтобы уж яснее было ясного. Для того, кто эту ясность может понять. Понимают, понятно, не все. Раскольников в их глазах эдакий сморчок, и это, наверно, хорошо (еще не хватало, чтобы таких раскольниковых было много). Не мог не убить эту несчастную старушку. Не мог не сдаться. Не мог не потащиться за Соней. И не мог понять – что он мог бы исправить? Тут не за что было извиняться, и он не извинился. Просто постепенно менялся, больше старушек убивать бы наверно не стал, потому что момент уже другой.

Замечу, что "не признать вину" не значит "увильнуть от наказания" или считать это наказание несправедливым. Все справедливо, даже более того – судьба оказалась более чем благосклонной к нему, тут даже не справедливость, а милость. Преступление было. Наказание было. И вина была. Но извиняться не за что. В том смысле, что если бы он начал извиняться, это была бы фальшь, какой-то нелепый спектакль. Ощущать вину – это одно, а надеяться что-то изменить, "исправиться" – это другое. Он искренне не видел, что тут можно было исправить.

А по поводу "искренне покаяться" и про "смирение"... Это может означать только одно – стать другим человеком. Кстати сказать, в этом смысле Раскольников покаялся. Он только не отматывал время назад, не лгал себе, что в тех условиях мог бы поступить как-то иначе.

В этом отношении этот чувак из "Благоволительниц" ни фига не изменился. Он продолжил потрошить евреев, только на страницах своей книги. Он их еще миллион раз убил – ровно столько раз, сколько эту книгу прочтут.
Subscribe

  • предубеждение

    Странное дело. Долго делал вид, что такой группы не существует. Такой у них был "имидж", что ничего хорошего ждать не приходилось. И вот…

  • Из переписки

    «Выхода нет. Это и есть выход». (В. Пелевин (интервью), из сборника «Одиннадцать бесед о современной русской прозе»)…

  • Almost Famous

    «Почти знаменит», Кэмерон Кроу, 2000. Говорят, что кино основано на реальных событиях, хотя никакой группы Stillwater (во всяком случае…

  • Cornelis de Vos

    Two Sisters

  • пройденное

    Петр понял, что пора кем-то становиться. Можно было бы конечно оставаться просто Петром, но это требовало слишком большого напряжения. А Петр уже…

  • удовольствия

    «Некоторые дают обещания ради удовольствия их нарушить». (Уильям Хэзлитт)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments