am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

«Благоволительницы» подходят к концу

Ну Ауэ, да... Обычный чувак. Его «необычность» чиста формальная, выдуманная. Это как раз слабая сторона книжки, как в «Лолите». Человек пишет о том, чего не знает, чего не было. Это всегда чувствуется. А так... Ну, убежденный нацист. Чего только не бывает, во что люди только не верят. Но не злой и не эротоман никакой. Вообще прекрасно обходится без секса и почти о нем не думает. Гедонист, эгоист, эрудированный недалекий человек, рефлексии минимум. Живет «по дзен», в этом похож на героев Мураками, местами просто калька. Был поставлен историей в такие рамки, и вот что из этого получилось. Рассуждения об истории «и вообще» слабые, ну т.е. никакие.

Сама эта книжка мне представляется некой фантастикой, нарисованной на фоне исторических фактов. Как если бы человеку нужно было экзамен по истории сдавать, и он, чтобы с тоски не помереть, придумывает поддерживающую историю, это самое пресловутое «играя учись». Когда говорят, что это «великая книга о войне» – это смешно. Но сама тема настолько интересная, что даже такое легко читается. Напоминает советскую ситуацию, когда про Фрейда можно было прочитать только в «Истории психологии», а про Сартра в «Философском словаре». Т.е. книжка безусловно мертвая, но техничная. Аккуратненький такой зомби, вот даже без гнили.

Но если сравнивать с Некрасовым и Беллем, то это не книга вообще.
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • . . .

    Норб был человеком и своего отдавать не хотел. А машины подбирались. Вот одна отхватила изрядный кусок памяти. А ведь Норбу нравилось помнить,…

  • ...

    Ник любил узкие пространства. В детстве он часто забивался в щель между стеной и шкафом, но со временем понял, что это не то. Лучше было в…

  • (no subject)

    Агата шла на восток. Её тень скользила впереди, подрыгивая на кочках, с удивительной легкостью перетекая через камни, обломки асфальта, слипшиеся…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments