am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:

яма

Может показаться, что «Женщина в песках» – это роман про то, как человека лишили свободы, он боролся, потерпел поражение и смирился. Хотя примерно то же самое можно было бы написать о человеке, случайно попавшем на корабль, совершившем кругосветное путешествие и сохранившем эту тягу к путешествиям и приключениям на всю жизнь. То есть сначала томился и рвался домой, а потом стал бродягой, ну или путешественником, что почти одно и то же. Только читая про моря-океаны труднее понять главное.

Пока Ники Дзюмпэй работал учителем, он был тем самым насекомым, которое попало в сачок к энтомологу, было посажено в банку с цианистым калием и наколото на булавку. То есть его свобода заключалась в том, что он позволял раз за разом насаживать себя на иглу общественного договора, размеренного течения жизни, своей четко прописанной общественно роли.

Чтобы слезть с этой наркотической иглы, ему пришлось оказаться в яме с песком. Там, после долгой ломки, он наконец понял, на чем еще, кроме привычки, может держаться жизнь. На ощущении собственной очевидной нужности, на исследовательском духе и на радости, которую дают маленькие подарки, которые иногда преподносит жизнь. Эта троица может присутствовать в жизни кого угодно – киноактера, бомжа, ученого, политика, бухгалтера. Не важно. Но у большинства этого нет, потому что у каждого эта троица возникает из своего, а тебе подсовывают установленные обществом фальшивки. Тебе кажется, что ты нужен миллионам зрителей, а на самом деле ты нужен лишь своей собаке. Тебе кажется, что ты что-то там исследуешь в своем институте, а на самом деле ты с неподдельным интересом ставил бы эксперименты в своем огороде. Тебе кажется, что радость доставляет новый автомобиль, но гораздо приятнее было бы заночевать в лесу. Что-то считается правильным, но это не твоя правота. Иногда только жестокий случай может расколоть этот панцирь заблуждения и достать из него что-то живое.

Впрочем, этому Дзюмпею просто повезло. Другой бы на его месте просто помер бы с тоски и непосильной работы. То есть песочная яма – не выход, не рецепт. Но именно в этом случае она сработала.

Возможно, каждый должен найти свою «яму».
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Eisenstein in Guanajuato

    «Эйзенштейн в Гуанахуато», Питер Гринуэй, 2015. После «Записок у изголовья» фильмы у Гринуэя мне казались какими-то…

  • пройденное

    Уил предпочитал ждать. Может быть, ему просто не очень хотелось? Но когда Уилу предлагали выбрать между синицей в руках или журавлем в небе, он не…

  • Листая назад

    04.06.16 ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КПД Дорисовал сегодня финальную картинку к Сваровскому. Теперь нужно бы еще акриловую дорисовать, как-то она зависла, не…

  • Читая френдленту

    burrru: «Будем честны, мы читаем стихи и слушаем песни ради приятных ощущений. Важно понимать, что есть два основных вида таких…

  • их нужно развивать в себе

    «... Я тоже зааплодировал и решил аплодировать как можно дольше, чтобы Берма из чувства признательности превзошла потом себя и я проникся…

  • карнавал

    «Мой талант – это моя способность упрощать сложные проблемы, с тем чтобы привести их к простейшему выражению». (А. Гитлер) Когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments