am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:

Кино. Россия vs Америка.

Как бы так сравнить наши (будем называть их «русскими») и американские фильмы? Ну, хотя бы посмотреть на них, расположив рядом. Поступим так. Для начала возьмем десять безусловно хороших режиссеров, таких у которых явно не один настоящий фильм. И для каждого выберем одно кино, которое было бы про жизнь, отражающее одновременно и местную реальность, и чтобы имело общечеловеческую значимость. Какую-то историю, чтобы не фантастика, не сказка, а про нас и соответственно про Америку.

Итак, два списка для медитации:

«Новые времена», Чарли Чаплин, 1936.
«Психо», Альфред Хичкок, 1960.
«Крестный отец», Фрэнсис Форд Коппола, 1972.
«Более странно, чем рай»,  Джим Джармуш, 1984.
«Потоки любви», Джон Кассаветис, 1984.
«Фарго»,  братья Коэн, 1996.
«С широко закрытыми глазами», Стэнли Кубрик, 1999.
«Простая история», Дэвид Линч, 1999.
«Жасмин», Вуди Аллен, 2013.
«Однажды в Голливуде», Квентин Тарантино, 2019.

«Короткие встречи», Кира Муратова, 1967.
«У озера», Сергей Герасимов, 1969.
«Свой среди чужих, чужой среди своих», Никита Михалков, 1974.
«Зеркало», Андрей Тарковский, 1974.
«Ирония судьбы, или С легким паром!», Эльдар Рязанов, 1975.
«Фантазии Фарятьева», Илья Авербах, 1979.
«Охота на лис», Вадим Абдрашитов, 1980.
«Мой друг Иван Лапшин», Алексей Герман, 1984.
«Брат», Алексей Балабанов, 1997.
«Елена», Андрей Звягинцев, 2011.

Во-первых, у русских пришлось опустить много «единичных фильмов». Выпали культовые «Белое солнце пустыни», «Еще раз про любовь», «Калина красная» и т.д. От этого русский список кажется каким-то куцым. Видать восприятие Америки у меня заметно фильтрованное, вижу ее через призму любимых режиссеров, а сама по себе не очень интересна. Русских фильмов наверно можно было бы выписать три десятка, и все равно не было бы ощущения, что представлен весь спектр. Еще выпали отличные фильмы-притчи: «Парад планет», «Кин-дза-дза!», «Обыкновенное чудо» и т.д. Без них русское кино как-то трудно представить, но уж ладно. Я уж не говорю про т.н. культовые сериалы. В общем как-то лучше начинаешь чувствовать, насколько это обширное пространство – русское кино.

Во-вторых, едва ли американцы стали бы смотреть наши фильмы с тем же интересом, что мы их. Это что же, они шире? Универсальные истории? Что называется общечеловеческие, а у нас все на местных т.с. реалиях. Не знаю. Или это наоборот – мы шире? Т.к. и наши и американские фильмы смотрим как родные.

В-третьих, не покидает ощущение, что наши фильмы жестче что ли. То и дело – открытый конец, И как-то ясно, что ничего хорошего там дальше не будет. Но, может быть, это лишь потому, что они ближе. И да, самый добрый из этих двадцати фильмов – американский, а самый злой – русский.

В-четвертых, с грустью наблюдаю, что нет в этих списках новых режиссеров. То  ли я перестал воспринимать новое, то ли и наше и американское кино закатывается. И если у американцев в списке четыре действующих режиссера, то у нас – в лучшем случае один.
Tags: кино
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…