am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:

ещё более изолированным чем в психдиспансере

Несколько лет спустя, когда ему уже выдали справку, что он "здоров", ему удалось почитать "объективные" записи в истории своей болезни, и его возмутило, насколько лживы были те записи. Они были похожи на описание некоей религиозной секты, составленной представителями другой, враждебной ей секты. Психиатрическое лечение – это не поиск истины, а утверждение догмы. Психиатры боялись клейма безумия так же, как некогда инквизиторы боялись поддаться силам дьявола. Психиатрам запрещалось практиковать, если они душевнобольные. Требовалось, чтобы они буквально не понимали того, о чем они толкуют.
...
Итак, Федр убедился, что если хочешь выбраться из психдиспансера, то не надо убеждать психиатров в том, что ты знаешь больше их о том, в чем твоя "беда". Это бесполезно. Выйти можно только если убедишь их в том, что ты полностью сознаёшь, что они знают больше твоего, и что ты полностью готов признать их интеллектуальное превосходство. Именно так еретикам удаётся избежать костра. Они каются. При этом надо превосходно сыграть роль и не допускать никаких проблесков недовольства. Если поступишь так, то тебя могут уличить, и тогда тебе придется хуже, чем было раньше.


...
«Если тебя спросят: «Как вы себя чувствуете?», то нельзя ответить: "Прекрасно! " Это посчитают за симптом самовнушения. Но нельзя также сказать: "Паршиво! " Они вам поверят и увеличат дозировку успокоительного. Нужно говорить: "Ну… мне кажется, что я иду на поправку…" с униженным и заискивающим видом. И тогда это вызывает улыбку.

Со временем такая стратегия обеспечила Федру достаточное количество улыбок, и его выпустили. Он стал менее честным и большим конформистом в отношении текущего культурного статуса, но ведь этого в действительности всем и хотелось. Это дало ему возможность выйти на волю, вернуться в семью, на работу и снова занять определённое место в обществе. Эта новая личность конформиста, играющего некую роль, бывшего пациента из душевнобольных, который умеет вести себя так, как ему говорят, и не протестует, стала в некотором роде постоянной сценической ролью этой личности, которую он не переставал играть.

Решение было не очень удачным – вечно играть эту роль перед людьми, с которыми некогда был честным. Практически стало невозможно делиться с ними чем-либо сокровенным. Теперь он чувствовал себя ещё более изолированным чем в психдиспансере, но с этим уж ничего не поделаешь. В своей первой книге он изобразил эту изолированную роль в качестве рассказчика, человека, которого любят, так как он вполне узнаваем как нормальный, но у которого есть трудности в жизни, ибо он утратил способность относиться к ней честно. Эта изоляция косвенно привела к разрыву с семьей и стала причиной того образа жизни, который он ведёт сейчас.



(Роберт М. Пёрсиг, «Лайла»)
Subscribe

  • нигде не спрятаться

    dennett: «... У многих людей, включая меня, есть тенденция пренебрежительно относиться к мыслям, вызванных негативным эмоциональным тоном…

  • Листая назад

    Из записи 11-го года: Две цитаты, George Wald, эволюционист, лауреат Нобелевской премии: «Печальной была бы судьба атома во вселенной без…

  • Читая френдленту

    ivanov_petrov: «Вернуться "к человечности" не получится». В роботах, в тех что в телефоне, больше всего злит…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments