am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

лишь только игра закончена

То, что обладает силой, не может не пугать. Как-то уже задавал вопрос – почему даже встречи с добром выглядят так недобро? Почему бы не доказать (если вообще ждать каких-то доказательств) свою силу, сделав человеку хорошо? Сразу. Распространять вокруг свет, тепло и любовь. Даром. А не бить этим архетипическим посохом по лбу. Или не создавать ощущение, что вполне можно этим посохом по лбу получить.

Это похоже на то, как приводят в чувство бьющегося в истерике. Уговаривать тут бессмысленно, куда вернее действует пара пощечин или фонтан брызг в лицо.

У Кастанеды есть довольно мутный термин – индульгирование. Кажется, смысл его начинает проясняться. Это как раз нахождение на уровне этой внешней пленки сознания, человек как бы бьется в истерике жалости к себе, в ощущении беспомощности, в страхе и желании «чтобы все было хорошо». А все эти призывы «взять себя в руки» выглядят как издевательство.

На самом деле никто не слаб и не беспомощен. Обладающий силой видит это совершенно ясно. Типа иди умойся, у тебя все лицо в саже, смешно смотреть! Все мы заигрались. В отчаяние, обреченность и слабость. То, что обычно человек надеется спасти и спасать нечего. Это продолжение игры, человек хочет продолжать в это играть, эта игра и кажется ему его сутью, самостью т.с. Но это исчезает, лишь только игра закончена.

И вот эти дети увлеченно дерутся, дуются, плачут и приходят в отчаяние, резвясь в своей детской. И тут открывается дверь и они видят взрослого, обладающего силой, понимающего что происходит и знающего цену всем этим страстям. Ясно, что дети слегка шугаются, понимают, что вошедший вне игры, и участвовать в этом не собирается. Возможно попросит успокоиться и прибраться, или сообщит, что пора обедать, или пригласит на экскурсию. Все это не подразумевает слез и драк.

Тяжесть не столь тяжела, вот причина легкости.

Даже мысль о том, что это так, приводит в ужас.
Tags: глупые вопросы
Subscribe

  • 밤과 낮

    «Ночь и день», Хон Сан Су, 2008. Гл. герой на этот раз не режиссер, но художник. И дело происходит в Париже. Но в Париже, такое…

  • томсад #11

    По гостям родители почти не ходили. Так, может в подъезде словом перекинуться с соседями-сослуживцами. Помню только один раз, как пошли они в гости,…

  • * * *

    «Любовь – это не тайна, а место, где тайна растворяется». (Nicolás Gómez Dávila, р. 111) Вот место, где не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments