am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

безобразные приспособления

Воздух пасмурный влажен и гулок;
Хорошо и не страшно в лесу.
Легкий крест одиноких прогулок
Я покорно опять понесу.

И опять к равнодушной отчизне
Дикой уткой взовьется упрек:
Я участвую в сумрачной жизни
И невинен, что я одинок!

Выстрел грянул. Над озером сонным
Крылья уток теперь тяжелы,
И двойным бытием отраженным
Одурманены сосен стволы.

Небо тусклое с отсветом странным –
Мировая туманная боль –
О позволь мне быть также туманным
И тебя не любить мне позволь!

(Осип Мандельштам, 1911)

Не, не позволит. Никакой туманности, если только она не Андромеды.

Интересно, как поэт играет возможной болью. Это даже приятно – с грустью осознавать свою никчемность, отвергнутость и гулять в одиночку по этим туманным болотам. Рифмовать себя с подстреленной птицей. Но когда дойдет до дела, выглядеть это будет совсем не так. Как это было у другого классика: «... Да еще и грязна. Она приходит с целым мешком отвратительных инструментов, похожих на докторские. Там у нее лежат необточенные серые каменные молотки для ударов, ржавые крючки для разрыва сердца и еще более безобразные приспособления, о которых не хочется говорить».
Tags: Мандельштам
Subscribe

  • 밤과 낮

    «Ночь и день», Хон Сан Су, 2008. Гл. герой на этот раз не режиссер, но художник. И дело происходит в Париже. Но в Париже, такое…

  • томсад #11

    По гостям родители почти не ходили. Так, может в подъезде словом перекинуться с соседями-сослуживцами. Помню только один раз, как пошли они в гости,…

  • * * *

    «Любовь – это не тайна, а место, где тайна растворяется». (Nicolás Gómez Dávila, р. 111) Вот место, где не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments