am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

Читая френдленту

ivanov_petrov:«У меня вопрос: Как вы себе представляете самого лучшего для себя учителя?»

Если говорить о школьном учителе, то лучше всего были те, что не зацикливались на предмете, а были склонны к размышлениям «за жизнь». Особенно необычным в этом отношении был учитель английского. Бывали дни, когда он вообще ничего не спрашивал и не объяснял, а просто садился за стол и начинал длинную беседу-рассказ длинной весь урок. Ну и наш учитель астрономии (одновременно математического кружка), это вообще была феерия. При этом и тот и другой были очень хорошими и крайне требовательными учителями в традиционном смысле, как «предметники». Особенно это было удивительно на уроках астрономии. Никто не получил оценку просто так, каждая была строго адекватна продемонстрированным знаниям. Все желающие могли после урока прийти и пересдать, если на уроке получили что-то не то, не то что хотели. И не все в этом преуспели, несмотря на то что вообще-то считались отличниками.

В институте тоже, как я сейчас понимаю, главным была требовательность. На третьем курсе к нам пришел новый преподаватель и лафа сразу закончилась. И хотя сдачи заданий и лаб затягивались на долгие часы, это был тот самый случай, когда я в самом деле начинал что-то понимать, а не просто получать свои дежурные пятерки.

Если же говорить именно про учителя, а не про функцию в учебном процессе, то главное тут вот что. Нужно, чтобы учитель мог понять, чего я не понимаю. Как ни странно, это не так-то просто. И когда я сам немного был учителем, осознал, насколько это сложно и как много это отнимает времени и усилий.

Вообще, переход на новый уровень абстракции для меня всегда проблема. И даже если я худо-бедно могу решать задачки или там что-то отвечать заученное, непонимание и неприятие сидят во мне и создают ощутимый дискомфорт, общую неуверенность. Учебники, программы и объяснения учителя всегда (почти всегда) строятся из позиции не просто понимания, а привычки, полной естественности. А для ученика это совершенно новое, неестественное. Одни и те же слова для учителя и для ученика – это разные слова. Для учителя за ними стоит целый мир, а для ученика – ничего. Учитель должен как-то это почувствовать, поместить себя на место ученика, увидеть его глазами это ничего. Фактически он должен сам себя начать учить, самому себе объяснять с нуля. Это совершенно нетривиальное ментальное усилие. Почти никто его не делает. А для меня, как ученика туповатого, но искреннего это критично. Я так люблю это ощущение понимания, и так редко удается его испытать.
Subscribe

  • комната

    О! Советский Дэвид Хокни: Коротков Валентин Дмитриевич «Комната общежития» 1965

  • two

    Dietz Edzard Two Friends (c. 1930) Oil on canvas, 55.3 x 45.7 cm. National Museum of Wales, Cardiff (Margaret Davies Bequest)

  • umbrella

    Alex Katz Blue Umbrella I, 1972 Courtesy of Phillips

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments