am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

в фототелефоне грядущих лет

Девушки в цвету неожиданно закончились. М. рассказывала много занятных моментов, но они в эту книгу не поместились. Не знаю, можно будет при случае продолжить, еще есть же «Пленница», поместил «Девушек» рядом с ней на полку. Вообще привык к ним как-то. Попалась страница, разбитая на абзацы, даже неуютно как-то стало, будто автор чуть себе изменил. А еще я решил посмотреть на его портрет, интересно стало – как же он выглядит, этот гл. герой? Да… не сказать что приятное лицо. Кого же мне он напоминает? А, да, скрипача в «Крейцеровой сонате» в исполнении Дмитрия Покровского. На французский манер конечно, но типаж да, такой.

Ну вот, еще чуток фрагментов россыпью:

«... Я говорил с ней, не сознавая, куда падают мои слова и во что они превращаются, – я словно бросал камни в бездонную пропасть. Вообще тот, к кому обращены наши слова, наполняет их содержанием, которое он извлекает из своей сущности и которое резко отличается от того, какое вложили в эти же самые слова мы, – с этим фактом мы постоянно сталкиваемся в жизни. Но если вдобавок мы имеем дело с человеком, воспитание которого (как воспитание Альбертины для меня) является для нас загадкой, чьи склонности, круг чтения и взгляды нам неизвестны, то мы не знаем, будет ли в нем на наши слова отклик более сочувственный, чем в животном, которому все-таки можно что-нибудь втолковать. Таким образом, сделать попытку подружиться с Альбертиной означало для меня то же, что прикоснуться к неведомому, если не к невозможному, это было для меня занятие такое же нелегкое, как объездка лошади, и такое же успокоительное, как уход за пчелами или выращиванье роз».

«... Но ум так же подвержен влияниям, как растение, как клетка, как химические элементы, а средой, меняющей его, когда он в нее погружается, служат обстоятельства, новое окружение. Когда я снова встретился с Альбертиной, то под влиянием перемены, происшедшей во мне только оттого, что я был с ней, я сказал ей совсем не то, что собирался сказать».

«... в наших интонациях содержится наше мировоззрение, все, что человек думает о жизни. Разумеется, эти черты были свойственны не только моим приятельницам. Они были свойственны их родителям. Личность погружена в нечто более общее, чем она сама. Надо иметь в виду, что мы наследуем от родителей не только привычные черты лица и характерные для них переливы голоса, но и обороты речи, постоянно ими употребляемые словосочетания, почти столь же неосознанные, как интонация, почти столь же глубокие, и они, как и она, выражают наше отношение к жизни».

«... Но вспоминать человека – значит, в сущности, забывать его, и если мы и вспоминаем виденное, то только в этом смысле».

«... а голос у нее был такой, каким, говорят, будет человеческий голос в фототелефоне грядущих лет: в его звуке четко вычерчивался зрительный образ».
Tags: Пруст
Subscribe

  • Анубис

    «Мысленный волк», Валерия Гай Германика, 2019. Недавно только про нее вспоминали. Интересно было, что снимает, как сложилась ее…

  • just for a kiss or two

  • Κυνόδοντας

    «Клык», Йоргос Лантимос, 2011. Да, таких фильмов много не наснимаешь. Лантимос – мастер реализации сюжетов. Обычно человек…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments