am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

Весь стадион

Спросил (к слову пришлось), хочет ли М. быть мускулистой, и сам за неё ответил, что видимо нет, не хочет, потому что пренебрегает физическими упражнениями. На что М. ответила, что это не так, потому что нельзя отделять – одновременно хочет и мускулистой быть и не париться на тренажерах.
В этой связи вспомнил любимую мысль ВЧ о том, что «что «хочу» и «могу» – это одно и то же». И одновременно об известных параллелях между человеческой психикой и квантовой механикой. 

Даже если рассмотреть одно желание, то оно часто может представлять собой суперпозицию альтернатив, бессознательно присутствующих в душе. Ну, вот хотя бы это популярное среди женщин стремление – «быть худой». Ведь не просто худой и не всегда. Не болезненно худой; худой не во всех местах; худой «на людях», но не худой для любимого, который не любит худых и т.д. и т.п. Более того, возможно, это желание сводится лишь к желанию видеть себя стройной на фотографиях, а так, по жизни, наплевать. Получается, что точное, изолированное желание – это редкое исключение или даже нечто несуществующее. 

В то же время этот «ансамбль желаний» условно названный «желанием похудеть» сосуществует рядом с другими ансамблями желаний. Например, с «желанием лежать на диване». (Которое тоже очень многогранно.) При этом их нельзя рассматривать отдельно друг от друга. Это одно очень запутанное и многослойное желание. Среди альтернатив может быть и такая: «хочу быть очень спортивной, совершенно не занимаясь спортом». То, что это желание кажется невыполнимым, ничуть не мешает ему реально существовать.
 
Если уж идти по этой дорожке до конца, то приходится утверждать, что у человека всего одно, правда очень сложное и внутренне противоречивое, желание. Реальным это желание становится в момент, когда оно либо становится осознанным, или приводит к каким-то действиям. Как правило, реализуется второй вариант. И тогда единственным способом узнать «чего же ты на самом деле хочешь» будет посмотреть но то, «что же ты делаешь». В этот момент из всех возможных альтернатив осуществляется одна. «Выбор» между различными взаимоисключающими возможностями происходит с разными вероятностями, которые определяются весами альтернатив. 

Так что если рассматривать формулу: «Хочу и могу – это одно и то же» не как печальное наблюдение, а как инструмент для достижения цели, то это дело никак нельзя пускать на самотек. Сложность тут в том, что одного осознания полного набора желаний мало, т.к. итогом такого обдумывания и самоанализа чаще всего оказывается нуль. 

Задача заключается в искусственном увеличении веса одной из альтернатив. Как этого можно добиться? Ну, например, поставить в квартире как можно больше зеркал и ходить как можно более голой. Постоянно подмечая «недостатки фигуры», человек будет невольно уменьшать желание лечь на диван и увеличивать стремление пойти в спортзал. Но это, конечно, наивный и малоэффективный метод. 

Достижение цели требует некой слепоты в отношении возможных альтернатив. В ход пускается «внешний наблюдатель», роль которого в душе играет «воля», некая фокусировка на одной цели, автоматически трансформирующая силу желаний так, чтобы они не только не противоречили друг другу, но и складывались в одно, нужное воле желание. 

Вот, например, футболисту нужно забить гол. Нельзя сказать, что ему хочется бежать, задыхаясь, по полю, перемазываться в грязи, рисковать ногами и головой при столкновении с защитниками. Более того, в этот момент он не хочет стать чемпионом, купить на премиальные новый автомобиль, обзавестись новыми поклонницами. Нет, у него есть одна воля – прорваться во что бы то ни стало к воротам и забить гол. 

Футбол в этом отношении показателен. Все обстоит еще сложнее. Как только два человека входят во взаимодействие, их, строго говоря, нельзя рассматривать как два отдельных человека, но только как некую суперпозицию. Поведение, желания, мысли одного коррелированны с поведением, мыслями и желаниями другого. Это уже единый комплекс, и разделить его можно лишь условно, что ведет к недопониманию происходящего. В этом смысле гол забивает не нападающий, не команда и даже не обе противоборствующие команды. А весь стадион. 

Из плотного клубка альтернатив
себя мы вытащим едва ли,
услышать в какофонии мотив
непросто. Нам опять наврали: 

мы не одни. И вот в чем весь секрет –
нам от других не отделиться, нет. 
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • карнавал

    «Мой талант – это моя способность упрощать сложные проблемы, с тем чтобы привести их к простейшему выражению». (А. Гитлер) Когда…

  • The Squid and the Whale

    «Кальмар и кит», Ноа Баумбах, 2005. Видимо это тот фильм, что сделал его знаменитым. Еще никаких звезд, но от этого не хуже. И не…

  • Листая назад

    С террасы мраморной он видел синий пруд и дремных лотосов плавучие узоры, Непала черные над влажным полем горы, да Гималаев снег, да неба изумруд.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments