am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

На букву «Ш»

Шторы.
После работы позвонил М. Она была в магазине и разглядывала люстры. Договорились встретиться. Пока шел по Московской увидел Маслова. Похвастался, что иду на свидание с женой. «В кафе?» – спросил Маслов. «Нет, – ответил я – в магазин “Свет”». «Как романтично!»

Увидел М. издалека, она выглядела как белая полоска на фоне темноты сквера. Время от времени она раздваивалась, так как за её спиной белел бюст Пушкина. А потом мы пошли в магазин, торгующий дорогими шторами.

Оказалось, что не так-то просто выбрать. Те, про которые мне М. уже рассказывала, оказались не такими уж и замечательными. У Е. в комнате определенно лучше, но их уже сняли с производства. Со шторами примерно те же проблемы что и с обоями. Даже если они хорошо выглядят в виде лоскутка, то далеко не очевидно, что они будут хорошо смотреться во всю стену. Одни рисунки были какие-то вялые, другие наоборот слишком напористые. Да и вообще, форма цветка – дело очень тонкое, особенно когда это не ботанически точные копии (эти, как правило, все хороши), а, что называется, фантазийные. Нафантазировать цветок очень непросто. Так и не решили ничего. Наверно так и останемся с нашими льняными, вечно мятыми, серыми. Или нужно купить в полосочку. Полосы есть очень красивые, и тут уже гораздо меньше степеней свободы, по сути дела только цвет.

Подумал о том, что эти шторы стоят приметно столько же, сколько и картина Заваровского. Да еще, наверно, будут с ней конкурировать. Все больше склоняюсь к мысли, что серые лучше всего.

С другой стороны, шторы – это очень важная вещь. Вот, например, это одно из самых первых воспоминаний моей жизни. Шторы в южной комнате на Западной. Белые такие с разноцветными зонтиками. Освещенные изнутри солнцем. Если их начать вспоминать, то скоро становится ясно, что восстанавливается какой-то очень многомерный объект. Как пластинка голограммы, будучи правильно освещена, воссоздает трехмерное изображение, так и эта простенькая ткань под воздействием «луча вспоминания» воссоздает прошлую жизнь в её единстве. Мутно, конечно, очень неопределенно, но почти достоверно. В этом отношении только запахи могут конкурировать. Но тех запахов уже не сыскать, а эта ткань наверняка где-то еще валяется в кладовке.

Анекдот в тему. Как-то раз бабушка пришла к нам в гости на Ставского. Типа посмотреть, как мы живем. Потом делилась впечатлениями. Сказала, что стало гораздо лучше. Ну, если сравнивать с тем, как у нас было на ул. Чкалова, где у нас были черные шторы. «Что-что?» – удивились мы. Но бабушка настаивала, говорила, что точно помнит наши черные шторы. Кстати сказать, в сегодняшнем магазине были и черные шторы, причем очень ничего себе, красивые. А на Ставского у нас вообще не было штор – на последнем этаже они не нужны, и это было очень приятно – не отгораживаться, жить как бы на ветру.

А еще у меня были розовые шторы в мелкий шкодливый цветочек. По краю этой ткани шли бесконечные надписи: «Москва Олимпиада-80». Эта занавесочки висели у меня в общежитии, закрывали битое окно. Причем закрывали только наполовину, как в вагоне, а держались на натянутой веревочке. Совершенно депрессивное зрелище. Так эта ткань его в себя и впитала. А её оказалось запасено очень много. Е. из неё еще фартук шила на уроках труда. Ну, на ней это выглядело, конечно, повеселей.

Наверно у штор есть еще и какое-то мистическое значение. Недаром в Черном Вигваме вместо стен красные портьеры. Занавес – это живая дверь. Она колышется, легко пропускает звук, совершенно не может защитить, но что-то скрывает. И уж, конечно, самая
удивительная штора – это паранджа.

* * *
Свет комнаты пронижет занавески,
прольется сквозь стекло во двор,
плохая ткань, но есть и довод веский,
я помню этот отблеск до сих пор,

оранжевым теплом – на безучастный снег…
Быстрей, быстрей домой! Перехожу на бег.

 
Subscribe

  • сумасшедшие и люди действия

    «У меня нет ничего, кроме моей немощи». «Страдание – Мироздание, входящее в тело. Не забывать этого». «Смысл…

  • томсад #37

    Сидел утром над омлетом, ковырял вилкой, скатывал из салфетки маленькие белые колобки. Гонял их по столу. Потом долго мял один в руке, и как-то…

  • однажды в продленке

    А вот наши маленькие друзья. Как это говорил Боз: «Смотри, какой хорошенький!»

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment