November 10th, 2006

cup

Странный предмет без присмотра

Зрелище довольно безрадостное. Целый день идет мелкий дождь, темно и главное – на подходе к нашему дому сплошные засады. Опять везде что-то разрыли, грязь от непрерывно поступающей воды превращается в какую-то взвесь – воздушную такую мягчайшую субстанцию. Спокойно пройти можно, только сделав большой крюк. Ну, или если сесть на троллейбус. Так и поступил. Ехал в почти пустом троллейбусе и снимал потоки дождя и машин.

Причем этот же троллейбус вез меня и назад – с работы. И сидел я на том же самом сидении. Мог бы заснять дорогу и в обратном направлении. Но все равно приходиться заботиться о том, что подумает, скажем, кондукторша. Хотя она может быть ничего и не помнит. Вся эта кондукторская бодяга, тысячи лиц, протекшие за день… Да и что она такого может подумать? Вот садится человек, проезжает на переднем сидении две остановки, при этом снимая не пойми что, и выходит. А через несколько часов всё повторяется в обратном направлении. Так вполне можно сойти за «странный предмет, оставленный без присмотра», о котором нужно немедленно сообщить водителю.

Вообще замечаю, что в нашем городе как-то не принято снимать все подряд. Если люди и достают камеру, то только затем, чтобы сняться на фоне «Коня» или елки. Праздно шатающийся человек с фотоаппаратом – это аномалия.

Услышал сегодня рассказ о французской комнате. Да, живет в своем доме французская семья. Уже довольно пожилые люди – муж и жена. Работают в больнице. Скоро выходить на пенсию. И у них в доме есть специальная, довольно большая комната. Она заполнена стопками журналов и газет, на полках – ряды книг. На столах – горы видео-кассет. Зачем? Оказывается, в эту комнату они относят все то, чем им хотелось бы заняться, но некогда. И вот когда они, наконец, станут пенсионерами, то прочтут все эти отложенные книги, пролистают журналы, просмотрят фильмы... Они даже телевизионные передачи записывают на видео, что посмотреть как-нибудь потом.

М. сегодня решила победить темноту. Купила двухсотваттную лампочку. Почему-то казалось, что должно стать очень светло. Но нет, ничего особенного. Просто немного светлее. Возможно, что для борьбы с ноябрем нужно повесить целую гирлянду таких ламп.

Как это пел тот же БГ «мне не надо много света, мне хочется, чтобы светлей». Или что-то в этом роде... Откуда же это? Пытаюсь вспомнить – не получается…

<№54 > Цзянь. Течение.

Берег пруда затянулся корочкой льда.
Иней посеребрил камешки, листья, песок.
Серое небо так низко над головой –
Кажется можно притронуться к тучам рукой.

Дальние горы исчезли – дождь и туман
Скрыли весь мир, кроме голых деревьев в саду.
Всё растворилось, кроме пожухлой травы,
Всё, кроме мокрой скамейки и двух воробьев.

Но все равно, соберу свой старый рюкзак.
Выйду на улицу и по тропинке пойду.
Пусть меня ветер как желтый лист закружит,
Пусть под ногами лужи и блестящая грязь.

В полдень, как будто, станет немного светлей.
Дождик утихнет, но будет еще холодней.
Синие тучи над горизонтом взойдут,
И поплывут над землею на всех парусах.

Передохну на самой вершине холма.
Вниз посмотрю – будто лебеди сели на луг.
Тихо кружится в вечернем воздухе снег,
Перышком ляжет снежинка мне на рукав.

Все засверкает под чистым дыханьем зимы –
Воздух, озера, камни, деревья и мы.

Цы Синь
«Стихия бесформенного»

Да вот, еще сегодня сон приснился – по мотивам японской поэзии. Будто вышли на улицу, а там вот этот глухой ноябрь. Но все ветки деревьев покрыты цветами. Такими крупными и белыми, как у яблони. Но, понятно, что во сне эти цветы считались цветами вишни. Они облепили ветки плотно-плотно, так что деревья стояли такими белыми «пухохами». Было довольно красиво, но как-то избыточно. Что называется «...но снег пошел – и вот уже цветут, весны незнающие белые цветы». А тут наоборот. Конкретные такие цветы, без всякого снега.
  • Current Music
    Monsoon's Dance by Karunesh