December 1st, 2006

cup

Просто никем

Утром сидел и пририсовал к картине круг, состоящий из бабочек и звезд (светлячков?). Наконец он замкнулся. Как обычно работало радио. В этот раз попал на обсуждение предстоящих новогодних праздников. Предлагалось позвонить и поделиться мечтами – что хочешь, чтобы тебе подарили, что сам собираешься подарить? И вообще – как провести каникулы, чтобы было приятно. И что? Все, (ну может быть за исключением одного или двух человек) кто дозвонился, были настроены воинственно. Во-первых, были недовольны длинной чередой выходных, говорили, что лучше бы эти каникулы были в мае, когда можно поехать на огород. Во-вторых, вспоминали, что с января начинают повышать всякие там тарифы. В-третьих, жаловались на нехватку денег, в том смысле «какие уж там подарки». Было два человека, которые припомнили новогодние больницы, в которых нет персонала и больные предоставлены сами себе. И т.д. и т.п.

В связи с этим вспоминается недавнее заявление Е.
Открыла на кухне какую-то позабытую кастрюлю и увидела в ней вареную морковку. Мало того, что та разварилась, она еще и пожухла, сморщилась и погнулась. Е. достала её двумя пальцами и сказала, ни к кому особо не обращаясь: «С морковью произошла какая-то деформация...»

Похоже, что и с нашими людьми (во всяком случае с теми, кто слушает в полдень РСН и кому не лень позвонить) произошла какая-то деформация.

Понятно, конечно, что веселые диджеи, что ведут эту передачу, скорее всего на рождество рванут в какую-нибудь Прагу или на Кипр и будут там зажигать с себе подобными. Видимо это достаточный повод для того, чтобы возненавидеть последний человеческий праздник и угрюмо сидеть, уткнувшись носом в свои проблемы. Более того, обиженным голосом сообщать о них на всю страну.

Что-то трудно себе представить маму Чука и Гека, отправляющую мужу на север сварливую телеграмму, с требованием отвезти её в Гагры. А Чук с Геком должны были отказаться ехать в это новогоднее путешествие в тайгу, т.к. на елке в школе хоть кулек с конфетами дадут, а в избушке только сухари и примус...

Да и про подарки. Ведущие пытались перевести разговор на заявленную тему передачи –подарки. Но ни один дозвонившийся не сказал, что же он хотел бы получить на Новый год. Если и был ответ, то такой: «Все равно!»

Е., кстати сказать, сегодня уже обзавелась новогодним прикидом. Какой-то кофтой с неаполитанским пейзажем и меховыми сиреневыми короткими рукавами и мини-юбкой с красным пластиковым ремнем.
У них наверно и дискотека какая-нибудь будет. Хотя мальчишки, скорее всего еще не вышли из младенческого возраста. Опят будут сидеть на скамейках и играть телефонами.

На улице все раскисло. С учетом того, что до этого несколько дней сыпал снег, поверхность земли больше напоминает мартовскую. Студень из подтаявшего снега. Пару раз провалился.

* * *
Выпьем воды летейской на брудершафт –
я из твоих, а ты из моих ладоней –
и осмотримся, как изменился ландшафт, –
изменился. Стал еще монотонней. –
И пойдем по трупам забытых дней,
освещенные тусклым отблеском славы...
Если дух действительно плоти сильней,
как же ему не совестно мучить слабых? (В.П.)

Прочитал еще одну вещь Сэлинджера. «Фрэнни» оказалась оч. похожа на «Пропасть во ржи». Только повествование уже ведется с точки зрения тех самых симпатичных девушек, что не переводят пешки в дамки. Текст уже не кажется таким естественным. Похоже, что главное – это найти правильный тон, и тогда можно писать о чем хочешь, и все будет классно. Но как только легкость пропадает, это сразу чувствуется... Хотя местами все также радикально-разрушительно. Уж даже не знаю, хотел бы я, например, чтобы Е. нравились такие книги:
«...я боюсь, что сама начну соперничать, – вот что меня пугает. Из-за этого я и ушла с театрального факультета. И тут никаких оправданий быть не может, – ни в том, что я по своему характеру до ужаса интересуюсь чужими оценками, ни в том, что люблю аплодисменты, люблю чтобы мной восхищались. Мне за себя стыдно. Мне надоело. Надоело, что у меня не хватает мужества стать просто никем...»
  • Current Music
    Since I've Been Loving You