December 4th, 2006

cup

Фенольная Змея

Вот тебе и четвертое декабря. Улица уже не только выглядит по-весеннему, она пахнет весной. Такое впечатление, что четвертое апреля. На газонах зеленая травка, почки набухшие на ветках, под ногами редкие лужи вперемешку с небольшими островками подтаявшего льда. И синицы пищат как-то неестественно громко.

Уже вечером шел вдоль дороги и рядом с остановкой оказался в компании людей попавшими под грязепад. Автобус плюхнулся в какую-то канаву, полную жидкой грязи, и вся эта грязь осела на одежде оказавшихся рядом людей. Я не очень пострадал (так казалось во тьме – дома это выглядело уже поэффектней), а вот некоторые девушки были в белых куртках. Удивительно, но никто даже не ругался и не возмущался. Остановились, осмотрели недоумевающе свои забрызганные бока и пошли дальше. Какой-то народ пошел апатичный. Или просто разумный? Ну что тут можно сделать, кроме как попытаться не рассеивать жизненную энергию в бессильной злобе? Это более-менее удалось.

Сегодня случайно смотрел прогноз двухнедельной давности на сегодня. Там было четыре графы и в двух из них было все верно: сегодня, в самом деле, понедельник, и осадков не наблюдалось (не считая истории с автобусом). А графам с температурой не повезло. Так что предсказание сбылось 50 на 50.

Показывали, как в Москве взрывали один из фенольных домов. Такое впечатление, что этот фенол выступал не только как химическое соединение, но и как некий, весьма могущественный дух. После первого взрыва, дом только просел, как будто громадному животному подрубили ноги. Большая часть верхних этажей сохранила свою структуру. Дом приобрел некоторую пластичность, точно теперь его поддерживали не железобетонные жесткие ребра, а мягкое тело этой Фенольной Змеи. Последующие несколько взрывов ничего принципиально не изменили. Дом еще больше накренился и просел, в некоторых местах остались зиять раны провалов, но он все равно устоял. Так и оставили. Уж не знаю, как можно вновь минировать такой полузавалившийся дом? Кто в него полезет? Напоминает ситуацию, красиво описанную в «Недолгом счастье Фрэнсиса Макомбера», когда раненый лев спрятался в высокой траве, а оставлять его в таком состоянии было никак нельзя. И нужно было идти в эти заросли, рискуя в любую секунду быть атакованным раненым (и поэтому особенно опасным) львом.
  • Current Music
    Hellbound