December 20th, 2006

cup

Комплекс ощущений

Сдали сегодня последний номер, так что каникулы уже можно считать формально начавшимися. Точнее наоборот – формально они еще не начались, но делать, в общем-то, уже ничего не надо. Так, всякую ерунду. Напечатал для Ко открытку, склеил конверт. Увеличил для М. выкройку зайца – у её очередной куклы на голове шапочка с ушками на макушке – так в компанию к ней решила приделать еще и животное. Приходили опять дзюдоисты, просили допечатать им еще грамот. Забавно, они уже выписали: кому «за лучшее судейство», кому еще за что... Соревнования, надо сказать, еще только через неделю. Вот что значит, предсказуемое поведение! Вот у К. поведение непредсказуемое. Пугала сегодня М. Звонила и раз за разом у нее не получалось. С точки зрения М. это выглядело как будто кто-то упорно звонит и молчит в трубку. Она уже думала, что какой-то маньяк и сообщила мне об этом по телефону. Поскольку о маньяках мы имеем некоторое непосредственное представление, то в голове сразу начали прокручиваться всякие варианты, и они не радовали... Но все вроде обошлось, а К. рассказывала, что на Рождество они едут за тридевять земель – в Колорадо. Интересовалась, где мы будем праздновать. В общем-то, в любом месте можно найти свое колорадо, только нужен кто-то кто проявит инициативу и заразит энтузиазмом. С этим проблемы. Так что будем, похоже, сидеть на кочке. As usual.

М. купила в Москве новую книжку Павловой. «Тысяча и одно объяснение в любви». В самом деле, тысяча и одно стихотворение и все написаны от руки. Где-то ближе к концу разъяснялось: «Взвешивала рукопись на напольных весах – получилось 7 кг». Многие стихи известные, некоторые новые. В рукописном варианте и старые читаются как-то иначе, даже непонятно, из-за чего такой эффект. То ли скорость прочтения ниже, и меняется ритм осознания. То ли форма букв так действует бессознательно. То ли вообще кажется, что листаешь собственные старинные (еще рукописные) дневники... Так что, наверно, комплекс ощущений:

617
Не труд делает человека человеком, а ласка.
Впрочем, ласка тоже доблестный труд.
Слава трудягам, которые во мраке вязком
больные места друг другу гладят и трут,
дуют, целуют: ну как, немного полегче?
Да, гораздо. Уже могу говорить.
Массируют шею. Расправляют друг другу плечи.
Встают с четверенек. Учатся прямо ходить.

Стихи разбавлены Лизиными рисунками и дневниковыми записями. Вот, кстати одна, красиво иллюстрирующая соображение о том, что «Я» – среднего рода, или без рода вообще:
«– Лиза, а ты хотела бы быть мальчиком?
– Нет. Хотя, если бы дней было в два раза больше, то я хотела бы три дня быть девочкой, а три – мальчиком.
– А в воскресенье?
– А в воскресенье я дома».
  • Current Music
    Дело мастера Бо