March 5th, 2007

cup

Ни то, ни другое

Е. оказалось мало этой упрощенной, сокращенной на домашние задания недели. Потребовала продолжения банкета. Закашляла, намерила себе температуры и завтра в школу не идет. С большим удовольствием проделывала всякие процедуры: пила молоко с медом, отмеряла ложкой доктора Мома, а перед сном еще растворяла таблетку антигриппина. Не разрешала М. размешать – хотела досмотреть шоу пузырьков до конца.

Некоторые концерты на mp3-диске с Высоцким оказались оч. старые – начиная от 1967 года. Мало того, некоторые были удивительно плохого качества, но это как раз отлично. Создавалась полная иллюзия восстановления прошлого. Те записи, что были у нас на старинных бабинах, давно обсыпались и казалось, что такого звука уже никогда не услышать. Но никогда не говори никогда. Сразу вспомнился маленький белый магнитофон «Нота», разноцветные катушки в рваных полосатых коробках, с написанными на боку названиями песен, и эти с трудом различимые звуки... И то, что я так давно ничего подобного не слушал, как-то надежно законсервировало прошлое, сохранило его в этих, выученных наизусть песнях.

Впечатление, надо сказать, довольно сильное. И непонятно, то ли песни на самом деле так хороши, то ли так хорошо это налипшее на них прошлое? По трезвому размышлению кажется, что ни то, ни другое не верно. И в чем же тогда дело?

Как-то случайно задумался, с чем бы можно было сравнить стихи любимых авторов? Вера Павлова представилась острой и тонкой стрелой – дочерью струны и скальпеля. Кушнер – мягким платочком, возможно пледом – чем-то таким, во что любовно заворачивают, в чем можно согреться. Бродский – экзотическим словарем или хитроумным архитектурным сооружением, возможно высокотехнологичной Вавилонской башней. Пушкин – солнечными бликами на траве (в духе образов, с которыми ассоциировался Цурукава). Для Маяковского уже сравнения придумать не смог. Возможно Нью-Йоркской стеной, разрисованной негритянскими грэффити...

Кстати про разрисованные стены. Наша директриса, похоже, собирается сделать ремонт в рекреации. В частности снова разрисовать стену. М. хочет выступить с предложением – отдать эту стену детям – путь сами разрисуют. Своими подростковыми… даже не знаю, как сказать, не подберу слова… архитипическими каракулями. (Которыми у них изрисовано большинство тетрадей.) Оч. подозреваю, что подобные идеи в лучшем случае могут быть восприняты как глупая шутка, а в худшем – как подрывная деятельность.
  • Current Music
    Loup