April 28th, 2007

cup

Технологический процесс

Шли по улице до остановки, чтобы поехать на Западную. Е. обняла М. за талию с одной стороны, а я с другой, да так, что еще и Е. прихватил. Тогда она сказала что-то в том смысле, что «мы обнимаем её обеи», или что я «обнял их обеих», а послышалось что-то вроде «скарабеи». Предложил придумать стих, чтобы реализовать эту чудо-рифму: «обеих - скарабеях»:

Ползли мы по навозной куче,
И обнимал я их обеих.
А чтобы показаться круче
Стихи читал о скарабеях...

Вокруг, в самом деле, располагались если и не навозные кучи, то что-то очень похожее.
На Западной частично посмотрели «Настройщика». Я смотрел короткими фрагментами, и от этого кино только выигрывало. Там такая плотность классных мест, что быстро устаешь от этого изобилия, и не удается порадоваться всему предложенному ассортименту. В частности попалась сцена, когда Литвинова кормит в ресторане толстую дебиловатую женщину в каком-то диком рванье. И та под конец хвастается полосочками на одной из своих многочисленных рубашек. Я сказал М.: «Ой, какой я страшный сон сегодня видел…» Потом задумался и продолжил: «Не-е-ет… Это был не сон!» М. неудержимо рассмеялась и я вместе с ней. Потом попытался понять, что имел ввиду. Вспомнил одну удивительную мысль, что, в самом деле, пришла мне вчера вечером перед сном.

В детстве мы с родителями часто проводили субботу или воскресенье так: садились в машину и ехали по магазинам, что находились на окраинах города – там было больше шансов купить что-нибудь симпатичное. Так забавно была устроена советская торговля. И вот мы сначала заезжали в магазины, расположенные в Кривозерье (тогда это была еще по сути деревня), а потом ехали в Терновку. Даже стих такой сочинили: «Мы поехали в Терновку покупать себе обновку»… Я очень любил эти поездки.

И тут я неожиданно понял – то, что мы тогда покупали, теперь мы как раз или выкидываем (сдаем на переработку) или тупо смотрим и думаем: «Что же с этим добром делать?», т.к. выкинуть рука не поднимается. Многие вещи остались в неприкосновенности. Отрезы ткани всякие, нитки для вязания… Получилось, что смысл был только в процессе: собраться, поехать, купить. Сами же вещи были лишь предлогом, необходимой жертвой, ставшей отходами...

В этом смысле путешествия все-таки лучший способ изведения денег – после них ничего не остается. Безотходное такое производство.

Кстати об отходах. Сегодня показывали краснодарскую плантацию тюльпанов. Целое поле – всё в чудесных цветах. Но стоит оно (это поле) такое нарядное недолго. На работу выходят рабочие с мешками. Они идут вдоль грядок, сворачивают тюльпанам головы и кидают в мешки. Потом вываливают собранные цветы в самосвалы, притаптывают сапогами и вывозят как отходы. Зачем? После отрывания голов у тюльпанов начинают лучше расти луковицы. А цена на луковицы тюльпанов зависит от их размера. А торгуют они не цветами, а именно этими самыми луковицами. Вот такой технологический процесс.
  • Current Music
    Soul Kitchen