June 12th, 2007

cup

С помощью пантомимы

Поехали в Карловы Вары. Опять оказались в своей языковой среде и в среде наших соотечественников. Это, пожалуй, лишнее. Но ничего не поделаешь, не ехать же отдельно. За все заплачено. Пока ехали, экскурсоводша наша пыталась читать лекцию. В частности промелькнуло замечательное слово «дефинистрация» (не уверен, что написал без ошибок). Обозначает выбрасывание из окон.

Делать мне было нечего, и Е., видимо, тоже. Устроили с ней sms-переписку. Надо сказать, что даже такой неестественный обмен репликами создает явный эффект присутствия. Уже вечером, вспоминая эту поездку, мне представилось, что Е. сидела на соседнем сидении. Вот ведь! Хорошо, что М. случайно перед отъездом положила ей на телефон непропорционально много денег. А то бы проэсэмэсила все до нуля.

Поля чешские красивые. Миниатюрные такие. Местами красные маки, местами белые. Васильки. Вообще, цвет приятные. Серый цвет вообще отсутствует. Светло зеленый, бежевый, белый, золотистый. Когда отъезжали, на небе не было ни облачка. Но при приближении к немецкой границе туч становилось все больше и больше. А когда нас выгрузили у очередного замка, пошел дождь, а вдалеке даже засверкали молнии. А мы без зонта, почти голые под этими пока еще тепловатыми каплями и уже вполне холодными порывами ветра. Просохли в замке, посмотрели на орудия пыток, послушали какую-то археологическую лекцию местного экскурсовода, больше похожую на юмореску. Самое забавное в этом полупустом замке – выставка детского творчества. Некоторые картинки были совершенно отвязные.

В Карловых Варах наша дама-экскурсовод сказала, что тот, кто не хочет мокнуть, может зайти в этот, как она выразилась, китайский магазин и купить себе какой-нибудь плащик. Никаких плащиков там не было, впрочем, как и зонтов. Мы тупо протоптались там минут десять, но так ничего и не купили. Когда же снова вышли под дождь, оказалось, что наша группа исчезла. Что называется, благополучно избавились. Продолжили изучение территории уже самостоятельно. М. даже пыталась пить из этих лечебных источников. При этом оказавшиеся рядом немки жестами предупреждали ее этого не делать. С помощью пантомимы изображали понос.

На обратном пути в автобусе запустили кино: «Любовь и голуби». Не разу до этого не смотрел – вот куда нужно было забраться, чтобы впихнули насильно. По приезде решили усугубить культурологическую эклектику и пошли в китайский (как это на чешском пишется – чинский) ресторан. Китайская еда явно предпочтительнее чешской. Хотя и там тоже пиво. Никуда от него не деться. Наелись, на ночь глядя. Возможно, это послужило причиной (поводом?) буквально целой вереницы разнообразных кошмаров, которые мне пришлось просмотреть в последующую ночь.