June 17th, 2007

cup

Ползет по столу

Ночь в поезде получилась фиговая. Иногда казалось, что вообще нет никакого движения, а есть одна бесконечная жаркая остановка. Только укачивание во время движения позволяло примириться с этим безобразием. Бабушка на нижней полке все время обмахивалась газетой, мужчина на соседней полке сверху время от времени громко всхрапывал, потом начинал кашлять, потом ворочаться – шуршать полиэтиленом. На одной полке с ним ехала гигантская игрушечная собака, красивого персикового цвета. Голова собачки упиралась в потолок, ноги у мужчины не помещались и свешивались в проход. Иногда он просыпался окончательно, поправлял на собачке полиэтилен и снова засыпал. Я включил, наконец, фонарь, почитал до полуночи, но потом надоело. И все снова погрузилось в остановочное томление.

Приехали. Реальность окружающего становится все более и более убедительной. Вначале, как обычно, больше походило на сон. Все казалось, что хоть предметы и знакомые, но что-то в них неуловимо не так.

Нечто подобное наблюдал в поезде. Если долго, очень долго смотреть на мелькающие за окном деревья, а потом перевести взгляд на скатерть, спокойно лежащую на столе, то начинает казаться, что скатерть движется, потихоньку ползет по столу. Иллюзия настолько реальна, что передвинул стакан подальше от края. Так и с домом. Бесконечная череда сменяющих друг друга пейзажей и обстановок становится нормой, и стационарность того, что называют home sweet home, кажется неестественной, зыбкой. Это быстро проходит.
  • Current Music
    The Changeling