July 10th, 2007

book

Книжная полка VIII

Похоже, что сны не заканчиваются просто так, не забываются. Даже тогда, когда от сна ничего, казалось бы, не осталось. Он висит где-то «в n-ом измерении», и иногда раз – и совпадет с проплывающей мимо «реальностью». И это не воспоминание, а скорее касание, неясное чувство. Как будто крутится в уме отрывок мелодии, но откуда он, на что похож, да и мелодия ли это, никак не понять. 

«Самое жалкое – на поверхности.
Самое сладкое – где? – на дне.
Это сказано не о верности,
не о кофе в постель – о сне,
чья бессмертная – что? – агония
с тем, что явью станет потом,
соотносится, как симфония
с тем, что на пол сольют из валторн».
(«Совершеннолетие»)

Сегодня приснился эскалатор, на который я по ошибке попал. Хотя ехать нужно было совсем в другую сторону. Хотелось перескочить на соседний, как-то избавиться от этих уносящий в «нетуда» ступеней. Но пространство между эскалаторами было затянуто какой-то ненадежной тканью, а под ней, как это водится у эскалаторов, всякие жуткие шестеренки. Но что-то я такое сделал отчаянное, как-то победил гравитацию. Пара прыжков, зависаний в воздухе, и вот уже я двигаюсь в другую сторону. Приятное пробуждение.

«Мирмекс – в греческой мифологии юноша, которому за скромность и старания покровительствовала Афина. Возгордившись, М. объявляет себя изобретателем плуга, и за это богиня превращает его в муравья».
(«Мифологический словарь»)

Вот-вот, наблюдал недавно жизнь муравьев на стволе сосны. Они двигались двумя рядами – один ряд вниз, другой – вверх. У них было странное движение – как бы прыжки между точками. Участки без препятствий они преодолевали почти мгновенно, а на кочках крутились, как бы прицеливались, куда приложить следующий отрезок. Причем движение вниз ни чем не отличалось от движения вверх. Что в гору, что под гору – будто гравитации для них просто не существует.

Когда вижу ползущего куда-то муравья, невольно вспоминаю «Как муравьишка домой спешил». Как же все-таки надежно засело! Становится тревожно и хочется поспособствовать – доставить его до муравейника, пока не начался дождь.

«… И под окошком участились
Прохожих быстрые шаги;
И в серых лужах расходились
Под каплями дождя круги;
И утро длилось, длилось, длилось…
И праздный тяготил вопрос;
И ничего не разрешилось
Весенним ливнем бурных слез».
(«Фаина»)

Да вот еще про гравитацию. Интересно, куда стекают в невесомости слезы? Просто собираются вокруг глаз, как маленькие аквариумы? Показывали сегодня аквариум в невесомости. Вместе с рыбами. Бедные рыбки! Кажется, что ничего не произошло, а глядь – и вокруг уже воздух, а вода – блестит пузырем где-то вдали. Да и вода ли теперь это?

«… одного человека приговорили к смерти. К отсечению головы. Он кладет голову на плаху и ждет. Входит палач. В элегантном костюме. Пахнет дорогими духами. Открывает свой блестящий футляр. В нем на бархатной подкладке лежит личное орудие труда. Палач сдувает с него пылинки. Проверяет, хорошо ли заточено, смотрит на солнце, заносит топор и… трах! Жертва лежит и глядит на палача… Спрашивает: «И это все?» Палач отвечает: «А ты попробуй повернуть голову».
(«Чаще всего в жизни я руководствуюсь…»)

Основная загадка сна: «Почему нам не снится то, что хочется?» И на нее наверно есть отгадка: «Нам хочется того, что снится». Главное не вмешиваться. А вот это как раз самое трудное. О! Прочитал так: «Стоит вспомнить о себе в середине ночи…» Вот именно:

«Стоит вспомнить о себе в середине речи – и теряешь нить своей мысли. Только когда мы совершенно забываем себя, выходим из себя, только тогда мы можем плодотворно общаться с другими, служить им и влиять на них».
(«Круг чтения»)