May 20th, 2009

cup

(no subject)

Посмотрели сравнительно свежее кино Блие «Mon Homme», 1996 год. Это ему, между прочим, шестьдесят лет было, когда он все это выдумывал и снимал. Про доброго сутенера и еще более добрую проститутку. Почему-то представил афишу на доме офицеров: «Мужчина моей жизни. Пр-во Франция. Дети до 16 лет не допускаются». Оч. смешно. Мы ведь с М. ходили, во времена беспрецедентной свободы на «Империю чувств» в тот же Дом офицеров. Ну, это ладно, его еще может как-то оправдать ореол настоящего искусства. Или там какая-нибудь фривольная «Эммануэль», солдатам должно нравиться. Но Блие, конечно, ни в какие ворота не лезет.

На самом деле, это удивительная вещь. Невозможно снять кино, в котором секс был бы равноправным действующим лицом. Порнография получается неизбежно тупой. Странно, ведь люди, занимающиеся сексом не обязательно тупые. В художественном кино всегда что-то не так. Либо кино уж совсем «про это» как та же «Империя чувств», или всё так «красивенько» снято (лишь бы чего не заскочило в кадр лишнее), или с каким-то надрывом, или с вызовом. Это наверно тяжесть табу – с ней невозможно ничего сделать. Нужны либо подпорки (сцена секса художественно оправданна), которые так и торчат у всех на виду, либо секс всё тянет за собой, уволакивая в преисподнюю – и уже всему остальному требуются подпорки и крепления. Его может уравновесить лишь другая табуированная тема, как наркотики в «На игле», наверно поэтому секс там смотрится максимально естественно.