July 25th, 2009

cup

Материальные точки

С балкона дует легкий прохладный ветерок. И пищат ласточки. М. говорит, что сразу вспоминается, как приезжаешь из лагеря, сидишь вот так дома, а за окном этот писк. Типичный конец лета. Ну да. На клумбе, среди пожухлой травы – флоксы. М. спрашивает: «Вы флоксы-то видели?» Вчера вот как раз заметил – торчат, одинокие такие. А если чуть подальше отойти, то там эти ромашки «имени Заваровского» и мальвы. И кругом ходят кошки.

*Материальные точки*

Вот синусоида, мы катимся с вершины,
но скорости пока не велики.
У велика шуршат тихонько шины –
всё так легко и как бы вопреки
упрямым уравненьям тяготенья
и вязким матрицам унылого ума.
Пусть кажется порой, не только тень я,
опять взглянувшая сквозь два своих окна.

Кстати об унылом уме. Когда еще ипподром не был площадкой для потенциальной застройки, а по нему бегали кони и мальчишки играли в футбол, то по осени брат делал змеев и запускал как раз на этом самом ипподроме. А я был оч. маленький, наверно года три или четыре. Брат брал меня на эти запуски. Рассказывают, что мне очень хотелось посмотреть на этот парящий змей, но он расположился как раз по солнцу, и оно слепило и мешало. Я плакал и говорил: «Уберите солнце!» А когда ветер стих, и змей стал кувыркаться, нырять и спускаться к земле, то я побежал к нему с криками: «Уныл!»