December 26th, 2009

cup

Течение жизни

На улице все раскисло. С одной стороны хорошо – не холодно, можно без опаски гулять. Но иногда кажется, что дворника как профессия в нашем городе отменена. Местами снег как упал, так и лежит. Точнее лежал, а теперь растаял и превратился в ледяную кашу, слоем эдак сантиметров пять, а в некоторых местах так и десять. Еле пролезли. Да еще в гору. Но усилия увенчались успехом – добрались до Лермонтовского сквера, а там – чистяк, народу никого и деревья только тихо колышутся.

Обратно скатились с Пулеметной. Круто, но зато быстро. И не так мокро. У подъезда сделали привал. С крыши крыльца течет вода тоненькой струйкой. Мелодично так журчит. В. еще немного поспала, а я ее пофотографировал.

Толкал коляску, а когда выехали на более ровную площадку и М. решила покатить. В. сразу заворочалась и закряхтела. Такое впечатление, что прямо почувствовала, кто везет. Нарушилась циркуляция энергии «ци». Вообще, я замечаю, что «наш мир» от «мира В.» отличается очень сильно. Можно выключить свет, организовать тишину и старательно укачивать – и все равно она будет крутить головой, зырить или даже пищать. Но стоит нам с Е. затеять какой-нибудь спор, типа обсудить физическую задачку или начать проверять задание по истории, как В. затихает и засыпает. Хотя кругом свет, мы с Е. чуть ли не орем, да и качать я забываю в запале. То есть сосредоточение на укачивании и успокоении мешает этому успокоению. Или нужно как-то поймать ритм, не знаю. Но как-то сразу начинают вспоминаться всякие «энергетические нити». Типа ты думаешь, что поешь колыбельную и укачиваешь, а на самом деле неистово трясешь детский «кокон» и никак не даешь уснуть. А как только отвлекся, опустил свои «энергетические щупальца», так и ничего. Но самое худшее – пытаться успокоить вдвоем. Это вообще пустая трата времени и сил. Очень все это непросто.

А еще видел сегодня первого Деда Мороза со Снегурочкой. Они выходили из соседнего подъезда. В роскошных серебристых, переливающихся в свете ночных фонарей, нарядах. В таком прикиде и из летающей тарелки выйти не стыдно.