April 2nd, 2010

cup

Лишь половина

Устал бороться с книгами. То вообще ничего не читал, а тут достал сборник Веры Павловой. Вернулся, так сказать, к истокам. Нашел два стихотворения, но и то и другое пришлось сократить вдвое, оставив только первые четыре строчки. Нахожусь в недоумении, зачем нужно было продолжать? Видимо смотрю на эти стихи из какой-то другой реальности, где уместна лишь половина:

Утешит ли тот, кто заснул в слезах,
того, кто проснувшись плачет?
Утешит. А после заснет в слезах,
проснувшись, услышит: плачет.

(ВП «Три книги», 128)

Далеко не сразу заметил, что идеальность рифмы объясняется очень просто – слова те же самые! Выглядит совершенно естественно, неизбежно.

Вот иду по колено в пыли,
чтобы сделаться горсткой пыли.
Сколькие через это прошли,
а дороги не проложили.

(ВП «Три книги», 129)