April 23rd, 2010

cup

Чужая френдлента. Гильберт в психиатрии.

*Представление*

Я знаю, что такое психиатр –
он точно шест в руках канатоходца.
Мир – цирк, а вовсе не театр,
ступил на трос – а дальше как придется.
Не изучить тугую пустоту,
не привязать несчастному страховку,
и не доверить белому листу,
все то, что психиатр запутал ловко.

Смысл в общем-то в том, что теоретическая психология мертва. Конечно, когда ты постоянно работаешь с больными, сам с ними общаешься и читаешь про работу других, то опыт накапливается, в уме возникают многочисленные связи, развивается интуиция, чувство человека. Теории под это чувство можно подвести самые разные. Возможно, они даже будут помогать этому конкретному психиатру. Как для запоминания правила иногда сочиняют вспомогательные стихи. Но ни инструкции, ни даже проверенные фармакологические курсы никогда не будут работать «сами по себе», без такого опытного психиатра. И это никогда не лечение.

Именно – это лишь шест, для того, чтобы больной мог более уверенно держать равновесие. Бездна его ума и его тела остается, как и была, неизведанной, не формализованной. Это его бездна, и над ней приходится идти. И нет никакого сценария, никакой пьесы. Все очень просто – нужно пройти по этому канату. При том, что не идти нельзя, не идти – значит просто упасть.

Фактически психиатры изучают не душу, а лишь пытаются вербализировать свой опыт. Подозреваю, что они часто даже не могут с уверенностью сказать, что же именно помогло. Не то что «почему», а даже «что» не очевидно.

То есть если поставить в ряд математику, физику, психологию и философию, и посмотреть так – со стороны, то математика и физика сольются до полной неразличимости, а вдалеке от этой сладкой парочки будет лежать психология и чуть дальше расположится философия. Но только чуть-чуть.