May 29th, 2010

cup

На букву «У»

«… Хочу просто чтобы вы расставили по порядку важности для вас в понимании ума эти свойства: «смекалистый» или «начитанный» или «способный понять многое» (т.е. глубокий т.с.). При этом мы понимаем, что смекалистый может быть не начитанным и не глубоким, глубокий – не смекалистым и не начитанным, а начитанный – не
смекалистым и не глубоким».

Так, ну будем действовать не спеша.

На букву «У». Ум.

Понятно, что это значит интуитивно. Разговариваешь с человеком и понимаешь – да, умный. Или решаешь-решаешь задачку, и не выходит ни фига. А тут приходит кто-то и раз! Решает и притом так элегантно. Или попал человек в трудную ситуацию. Кажется полный тупик. Ан’ нет. Глядишь – всё у него наладилось, выбрался. То есть в каждом конкретном случае со словоупотреблением проблем не возникает.

Предлагается что-то вроде базиса из трех «векторов», на которые естественно было бы этот ум разложить. Итак, по порядку.
«Смекалистый» – это интуитивно умный. Самая загадочная часть ума. Откуда приходят решения? Почему одним приходят, а другим – нет? Кажется, что это что-то вроде зрения. Смекалистые (будем их называть более уважительно – изобретательные) люди «видят» ответ. Ну, примерно так же, как каждый может видеть гриб. Но для этого его нужно сначала найти. Изобретательные как-то внимательнее «смотрят» что ли? Чувствуют, куда нужно смотреть? Наверняка изобретательность можно тренировать, но в её основе какое-то таинственное чутье, талант. Развить можно, получить из ничего наверняка нельзя. То есть если человек слепой, очки ему не помогут. Нужно опираться на что-то другое.

«Начитанный» – это как раз подспорье для «слепых». Задачи в основном однотипные и многие из них давно решены. Так что если обладать большой эрудицией и хорошей памятью, то изобретать вроде как и ни к чему. Достаточно порыться к картотеке своей памяти и получить ответ. В отличие от «изобретательности» это хорошо алгоритмизируемый процесс. В этом смысле и машина может быть умной – достаточно написать экспертную систему. При этом такая машина будет гораздо лучше любого среднего специалиста. А в шахматах, так даже лучше любого специалиста. Так что в быту «начитанность» вполне может сойти за ум.

«Способный понять многое». Тут ключевое слово «понять». Что это значит не совсем ясно. Возможно, это осознание всех (ну ладно, не всех, но очень многих) связей. Но и этого, конечно, мало. Понимание, это понимание. Можно прочитать теорему и доказательство. Можно их выучить наизусть. Можно даже научиться решать с помощью нее некоторые задачки. И ничего при этом не понимать. Можно найти работающее решение, но не понимать, почему оно работает. Понимание бывает разной глубины. Оно может быть совершенно поверхностным, а может быть очень глубоким. Но и там и там это будет пониманием.

«Способный понять многое» вступает в незнакомую ему область и начинает разбираться. Мало-помалу он приобретает опыт, углубляет свое понимание. Если не бы временные ограничения, он понял бы очень глубоко, во всяком случае, на ту глубину, на которую продвинулись изобретательные. Это своего рода «творческая начитанность». Или «изобретение» по стопам первооткрывателей. Или даже и то и другое вместе.

Это какой-то «мнимый вектор», одухотворяющий «начитанность» и интегрирующий «изобретательность». По сути это и есть ум, потому что «изобретатель» лишь ищет и находит, а «начитанный» коллекционирует. А «понимающий» собственно думает.