September 20th, 2010

cup

на половине

«Подросток» как-то удивительно быстро читается – уже на половине. «Мудрота» в нем как-то небрежно рассыпана и прикрыта пылью неловких речевых оборотов и проходных жизненных ситуаций. Как-то всё походя, не вставая в позу и без подготовки. А потом раз, и что-нибудь вынырнет:

«– Если б вы мне зараньше сказали! Вы и теперь мне говорите точно мямлите.
– Если б я зараньше сказал, то мы бы с тобой только рассорились, и ты меня не с такой бы охотою пускал к себе по вечерам. И знай, мой милый, что все эти спасительные заранее советы – все это есть только вторжение на чужой счет в чужую совесть. Я достаточно вскакивал в совесть других, и в конце концов вынес одни щелчки и насмешки. На щелчки и насмешки, конечно, наплевать, но главное в том, что этим маневром ничего и не достигнешь: никто тебя не послушается, как ни вторгайся... и все тебя разлюбят».