February 21st, 2011

cup

Читая френдленту

Стихи поэта Самойлова:

Водил цыган медведя,
плясал его медведь,
а зрители-любители
ему бросали медь.

И девочка-цыганочка,
как вишенки зрачки,
ловила в звонкий бубен
монетки-пятачки.

А как она плясала –
плясала, как жила.
И ножками притопывала,
и плечиком вела.

Пляши, моя цыганочка,
под дождиком пляши,
пляши и для монетки,
а также для души.

В существованьи нашем
есть что-то и твое:
ради монетки пляшем –
и все ж не для нее.

Хорошо, когда селекцию проводит кто-то другой. Потому что если взять вот так, какого-нибудь поэта и начать читать всё подряд (что иногда бывает проблематично и чисто технически – где ж взять это «всё»?), то вряд ли сразу чего выловишь. Да и не только в этом дело. Когда ты видишь не просто стихотворение, а тебе преподносят его как любимое, то отношение к нему сразу другое, кто бы ни рекомендовал. Оно как Луна, начинает светиться отраженным светом этой любви – совсем другое дело. Уже потом, когда под натиском доказательств начинаешь верить, что перед тобой поэт, можно и самому поискать и найти то, что и сам сможешь полюбить. Думаю, что и поэты читали на всяких собраниях свои стихи вслух с той же целью – освещали безжизненные камни слов любовью к своим стихам. И дальше уже начиналась цепная реакция, ну, если этим стихам везло.