January 5th, 2013

cup

Читая Линор Горалик "Частные лица"

«… Вообще ранний, довоенный Резникофф – это такая очень неброская, очень аскетическая поэзия, освобожденная практически от любых формальных ухищрений, в том числе метрических и ритмических: остается только собственно стихотворный ритм, ритм концевых пауз: чистый верлибр. Суть которого в чем? Автор заставляет нас делать микропаузу там, где он сам ее делает. То есть дышать в такт с ним. И этим программирует наше восприятие сказанного, расставляя едва уловимые акценты. От этом есть гениальное место в одной работе Михаила Леоновича Гаспарова, где он объясняет, как работает верлибр: берет один и тот же более или менее незначительный текст, разбивает его на строчки верлибра тремя разными способами и показывает, что три полученных стихотворения говорят нам не одно и то же. Слова одинаковые, но другое дыхание – и поэтому другая эмоция и другое понимание. Вот этому-то дыханию как самому главному, конструирующему свойству поэзии меня Резникофф и научил. Тому, что можно просто присмотреться к чему-то в своей жизни и в себе, навести взгляд на резкость, выделяя нужный фрагмент, – и поделиться им, в то же самое время разделяя с читателем ритм своего дыхания». (Дмитрий Кузьмин)

Collapse )