February 9th, 2015

cup

В ожидании чуда

«
– Потому что я все знаю. Если бы судьи всё, совершенно всё знали, они бы тоже не могли судить. Тогда бы судьи все понимали, и от этого у них только болело бы сердце. Могу ли я судить тебя? Судьи знают только о твоих злодеяниях, а я знаю о тебе все. Все, Куглер! Вот почему я и не могу тебя судить.
– А почему... эти люди... судят и на небе?
– Потому что человеку необходим человек. Я, как видишь, только свидетель, но наказывать, понимаешь, наказывать должны сами люди... и на небе. Поверь мне, Куглер. это правильно. Люди не заслуживают никакой другой справедливости, кроме человеческой
».
(Карел Чапек, «Последний суд»)

Ладно, другим людям, в самом деле, сложновато «знать о тебе всё», но сам о себе человек знает довольно. Отвлекаясь от того, что он может себя обманывать, забывать и всячески индульгировать, можно утверждать, что о себе знает он сравнительно много. А всё равно, многие люди только и занимаются тем, что себя судят. Думаю, что у каждого нет-нет, а проснётся такой судья. Может быть, это даже не совесть, а что-то не такое чистое, но охотно напяливающее парик судьи.
Collapse )
cup

Слово «счастливо»

Вчерашний рассказ был Грина, из антикварной книжки 56-го года издания, с дедушкиной подписью и датой. Рассказ назывался «Позорный столб», выбран из-за маленького размера.
Как раз он заканчивается сакраментальным: «Они жили долго и умерли в один день».Collapse )