May 21st, 2015

cup

О роли огурцов в деле выхода из состояний изменённого сознания

«... Капитан был, конечно, прав. В конце концов, головы летают, острова тонут, а нам-то надо плыть дальше. Спокойно, неторопливо собрали мы вещи, уложили рюкзаки, спустили на воду "Одуванчик". Пробоину залепили мы крепко, надежно, течи не было...

– Как тихо, – сказал капитан, – как спокойно. Знаешь, что, давай договоримся, если что-нибудь произойдет там, впереди, не будем удивляться или пугаться. Нас ведь, пожалуй, теперь ничем не удивишь.
– Идет, – сказал я, и мы с капитаном пожали друг другу руки.
Довольные таким уговором, поплыли мы дальше, никак не ожидая, что удивиться нам придется через десяток минут...
На мостках, которые спускались к воде, стоял странный человек и приманивал нас издали пальцем.
– Эй! – покрикивал он. – Давайте сюда! Я уж вас жду-жду, никак не дождусь.
– Только не пугайся, – шепнул капитан, и я не напугался, не выпал из лодки, я стал шарить в рюкзаке в поисках малосольного огурца
».
(Ю. Коваль, «Самая лёгкая лодка в мире»)

Collapse )
cup

(no subject)

А вообще-то «Самая легкая лодка в мире» очень похожа на многотомную эпопею Кастанеды. Скажем так, если я за что и люблю эти тома, то как раз за то, что в изобилии находится в «Лодке». Если из Кастанеды на какой-нибудь центрифуге выделить романтику, тайну и поэзию, да еще перенести (перевести) к нам, на родину, то получится как раз «Лодка».
Коваль – это наш Карлос, правда без дона Хуана.