September 17th, 2015

cup

(no subject)

Платон мог заснуть, только зажав что-нибудь в руке. Это не было для него загадкой, давным-давно, в детстве, он всегда засыпал, держа в руке фонарик. Включал редко, главное было знать, что тьма не успеет наброситься. Теперь он не боялся темноты, и фонарик можно было заменить чем угодно. Чаще всего это оказывался пульт от телевизора. Да и вообще, свет перестал быть важен, даже наоборот. Старался поплотнее задернуть шторы, полоска света под закрытой дверью тревожила, солнечные дни нагоняли тоску. «Жалко, – думал Платон, что я не лошадь, – шоры это так уютно! Все равно я делаю, что скажут, ем, что дают, меня подгоняют и осаживают. К чему всё это видеть? К тому же самого главного глазами не увидишь, не так ли?» На этом и кончилась его небольшая странность, так смешившая его подруг. Разве лошадь может что-то держать в руке?

Collapse )
cup

Чужая лента

***
Когда я была маленькая, и мы шли в магазин, моя мама говорила: «Каждый раз, когда ты до чего-нибудь тут дотрагиваешься, где-то умирает котёночек».

Еще когда Е. была маленькая, я придумал ей подобную историю. Уж не знаю, почему именно плевки вызвали такую реакцию, вроде бы особенно не плевалась… Но каждый раз, когда Е. плевала, я говорил ей, что плюющихся девочек очень любят инопланетяне, они прилетают на летающих тарелках и забирают их с собой. Не то чтобы Е. верила в это, но у родителей всё-таки другая весовая категория, можно не спорить, а просто тревожно покоситься на окно… Но против инопланетян было оружие. Если все-таки ненароком плюнул, нужно было рассказать стих Кино Цураюки. «Стоит зима, и вдруг, совсем нежданно…» Тогда инопланетяне улетали.
Collapse )