September 24th, 2015

cup

(no subject)

Артур хорошо знал, что такое жизненный опыт. Их он поставил немало. Формы хранения были многообразны. Иногда опыт становился пухлой тетрадью со скрупулезно собранными диалогами, описаниями ощущений, фотографиями, проездными билетами, графиками колебания настроения и тщательно выверенными формулировками выводов. Иногда это были аудиозаписи, например катушки, потом оцифрованные, упражнения на фортепьяно, ежедневные часы, дань музыкальной школе. А про кое-что не так просто было догадаться, что это – опыт. Затертая книжка во втором ряду шкафа, сероватое пятно на давно не беленом потолке, еле заметный холмик на бетоне лестницы в подъезде... Артуру было легко прощать, и еще легче забывать. Достаточно было присвоить инвентарный номер очередному полученному опыту, чтобы исследовательский зуд вновь погнал его дальше. В путь.

Collapse )
cup

Русская литература

Прочитал антиутопически-порнографическую повесть «День опричника». Показалось слабовато. Но кое-что можно выудить из любой фигни. Во-первых заметил, что дни, пока читал, были плотно упакованы разными заботами, действиями, всё хотелось успеть, для всего находилось время. Видимо это гл. герой повести «вдохновил», заставил, хоть и чуть-чуть двигаться в другом темпе. Во-вторых, увидел на примере, как выглядело бы насильственное искоренение новомодных иностранных заимствований в русском языке. И мне это понравилось. Отличные русские слова – сильные, мощные, простые. Жаль, что такое не провернуть. Ну и еще, как это часто у Сорокина, симпатичные стихотворные стилизации. Одно четверостишие вообще, на мой взгляд, сильное:

Collapse )