July 29th, 2016

cup

(no subject)

Стефан представлял гармонию как равновесие. Или как единство, когда правая рука – для левой, ноги слушают голову, а она – сердце. И вот теперь он ощущал себя воплощением этой гармонии, будь у него герб, он разместил бы на нем две руки, безуспешно пытающиеся сломить сопротивление друг друга. Равенство – страшная сила. Сходство – тупое столкновение лбами. Если бы он еще видел, во что уперся! Почему он так на него похож? Точнее чем близнец. Даже отражение в зеркале меняет правое на левое, а этот всегда прав. Когда Стефан решал измениться, поддаться или собрать последние силы и дожать – все эти усилия совершал и он. Даже совпадения у них были общие. Вот у Стефана нестерпимо зачесался нос, и он тоже чешет, поглядывает удивленно, и снова вцепляется мертвой хваткой. И баба у них была общая, но они почти не обращали на неё внимания, разве что иногда втискивали между собой, и тогда она тяжело дышала и вскрикивала. А потом он ушел, и Стефан будто провалился в яму, не нашел под ногой привычную ступеньку, захотел вздохнуть и не смог. И Стефан покатился кубарем, надеясь лишь на то, что углы у этого куба когда-нибудь да сточатся, и гармония вернется, но уже в виде шара.

Collapse )