August 30th, 2016

cup

(no subject)

Оскар лишь рассмеялся в ответ. Так уж он был устроен. Всё казалось ему неожиданным и противоречивым, анекдоты он не запоминал, потому что их было слишком, слишком много, они проступали из мешанины повседневности с калейдоскопической быстротой и однообразием, Оскар привык смеяться, хоть маленький смешок, да вырвется из его груди, как у некоторых непроизвольно скатывается слеза или сбивается дыхание. «А что-нибудь другое? – как-то спросила она Оскара. – Можно хоть раз в жизни серьезно?» И тут Оскар увидел их, сидящих на диване, эти две поношенные вселенные, в которых всё еще бурлит жизнь, и захотелось составить для них строгий и важный план, чтобы они наконец сосредоточились, перестали улыбаться и плакать, а занялись как дрова в камине, наполняя разделяющую их пустоту живительным теплом.

Collapse )