January 7th, 2017

cup

(no subject)

«Филиппо, очнись!» – Джованни потрепал своего сына за плечо и даже помахал ладонью у него перед глазами, чтобы убедиться, что тот реагирует на внешние раздражители. Филиппо медленно перевел взгляд с бесконечно удаленной точки на отца. Зрелище было безрадостное. Лицо Джованни, точно присыпанное пылью, изрытое морщинами и шрамами, не выражало ничего кроме тупой заботы. «Можно я еще немного посижу?» – произнес Филиппо как можно более артикулировано, чтобы не оставлять никаких сомнений в своей вменяемости. Джованни тяжело вздохнул и отошел вглубь комнаты, скрылся в темном углу как за тяжелым занавесом. А Филиппо вернулся к себе. Истины зажигались как звезды. И каждая новая ничего не освещала, разве что за ней постепенно начинала угадываться новая. Ночь опускалась на землю.

Collapse )