January 30th, 2017

cup

(no subject)

Фред с трудом заводил машину фантазии, но уж когда она начинала работать, остановить её было еще труднее. Замысел возникал как ноющее желание сделать хоть что-то. Это было зерно, зародыш, толчок. Может быть даже вызов. Фред принимал этот вызов с благодарностью. Пустота – достойный соперник, и он должен был её победить. И в самом деле, вскоре возникала одна идея, другая, на общем туманном фоне проступали подробности. Фред угадывал, как это будет на ощупь, звонко ли будет звучать, где-то вдали маячили вкусы и запахи, вот уже видны общие контуры, и – главное, некое шестое чувство, вера в то, как это должно быть здорово. Замысел вдохновлял, не терпелось приняться за дело, было не до сна, не до отдыха. И Фред работал, пока в голове у него не начинало клубиться серое облако истощения. Тогда приходилось остановиться и вглядеться в произведение. В нем конечно можно было угадать собственно замысел, но он был безнадежно испорчен. Безнадежно и неизбежно. Фред уже начал к этому привыкать.

Collapse )