February 22nd, 2017

cup

(no subject)

Берти не верил в возможность обмана, точнее ясно видел его относительность. «Взять хоть мою жену Мару, – рассуждал он, – чего бы стоила наша жизнь, начни я противостоять обману?» Вот сияние её чудесных глаз – а взгляни на них сквозь увеличительное стекло – каждый из них напомнит меха потрепанной гармошки. Поднимись повыше – и её соблазнительная фигурка скомкается в какую-то невнятную серую крошку, пыль, что я неизменно стряхиваю со своих ботинок. А ведь есть еще инверсия, перемещения по оси времени, анализ анатомии или синтез её мутного сознания. Да чего там – муть была во всем. Одно оставалось четкой незыблемой формулой, светилось как заклинание: «Я её люблю». Это уж был чистый обман, но за ним и скрывалась дверь в привычную жизнь, где царило счастье.

Collapse )