May 29th, 2017

cup

Твердо верит в свое прошлое

Леонид Юзефович, «Зимняя дорога».
Книжка подошла к концу.

«Как за сказочной птицей, гонялся я за правдой, верил, что там, в глубинах народных, знают ее», – написал он в исповедальном рассказе о себе. А затем кратко сформулировал итог своих исканий: «У народа идеи нет». И закончил, имея в виду будущее, каким оно представлялось ему во время отступления на восток: «Впереди было темно».

Collapse )
cup

ПРЯНИК

Снова этот мороз! Пришлось обмотаться шарфом так, что не только рот, но и нос погрузился в своего рода окоп. Выглядывал он оттуда только ради свидания с салфеткой, одноразовым бумажным платком, которому никак не светило остаться одноразовым. Вскоре в этом окопе тире шарфе стало душно и влажно. Отсыревший окоп – что может быть противнее? Только студенистый холод открытого пространства. Бруствер. Приходилось терпеть. И Шура Фионов терпел. Вот уже кончились пятиэтажки, промелькнуло здание колледжа, помойка, узкая улочка, тропинка между раскатанными колеями. Проходя мимо церкви, Шуре снова захотелось высморкаться, но он постеснялся. Вышел за ворота и уж тогда. Встал перед круто уходящей вверх лестницей, как следует прочистил нос, засунул мокрый комок в карман и тут увидел его. На первой же ступеньке лежал крупный, какой-то неестественно большой пряник. Пряник в форме сердца. И он весь заледенел, покрылся инеем поверх далеко не такой свежей на вид глазури.

Collapse )