January 29th, 2018

cup

Funny Games

«Забавные игры», Михаэль Ханеке, 1997.

Ничего забавного. В том смысле, что увидев на руках молодого человека белые перчатки и понаблюдав за возней на кухне, я как-то сразу осознал диспозицию и дальнейший просмотр был бы тупым переживанием всех этим мытарств. Но М. смотрела, и я так, иногда, заходил, чтобы вскоре снова оставить её наедине с этим т.н. «экспериментальным фильмом».

По поводу перчаток любопытно. У моего друга в студенческие времена была девушка. Как-то раз я сидел с ними в кафе где-то в районе Арбата. Было холодно, декабрь, девушка пила кофе. На руках у неё были резиновые прозрачные перчатки. Когда мы вышли на улицу она их так и не сняла. Так и шла по морозу в резиновых перчатках. Друг потом рассказывал, как она развлекалась. Они гуляли по всяким подворотням, встречали праздную молодежь, девушка вела себя вызывающе, и её кавалеру приходилось драться. Он умел, но как только понял, что это не воля случая, а такое у девушки хобби, история закончилась.

Кино не оставило равнодушным. Что же все-таки делать?
Collapse )
cup

3000

Трехтысячная запись. Поставим по этому случаю какую-нибудь хорошую песню:



Collapse )
cup

(no subject)

Бен закрыл глаза и увидел черноту. То, что она была разбавлена неуловимыми сполохами цвета, дела не меняло. В квартире было тихо, все спали, даже шум улицы не проникал через пару плотно прикрытых дверей. «С кем же я остался, – подумал Бен, – неужели эта чернота и есть я?» Он прислушался к своему телу. Оно было напряжено, нервно подрагивало пальцами, а в ногах ощущался мерный гул. Спать не хотелось совершенно. Тогда Бен решил стать радушным хозяином или долгожданным гостем, и завел сам с собой оживленную беседу. Хотя душевных сил это оживление требовало немало. В конце концов инерция была преодолена, неповоротливая глыба разговора покатилась веселее, как бы под уклон, и Бен уже стал беспокоиться, что теперь ему ни за что не уснуть. Темы менялись всё быстрее и быстрее, Бен уже перестал замечать эту тревожную пустоту, а когда в ней начали проявляться городские улочки, одиноко бредущие прохожие и пара готических храмов на горизонте, Бен понял, что наконец набрел на себя. Осталось только себя забыть и пойти дальше по этим любопытным улицам и может быть даже с кем-то заговорить.

Collapse )